Wim Goldstaub
"Среди нас бывших не бываааеееет" (с)
09.12.2013 в 22:19
Пишет Юки Теруми:

Черный голубь.
16.02.2013 в 21:32
Пишет Черный голубь:

One bad day for a rpgamer.
Внимание: данный пост полон чистой ненависти к ближнему своему, провоцирует Сратч не на жизнь, а на смерть, и является полупреступлением против Личности. ... И еще ода он про ролёффки.


До чего же бывает печально. Когда своего соигрока в какую-то ответственную минуту просто вдруг хочется назвать "нубом". Не. Не просто даже "нубом", а "нупассссссссссссссссссссом!". Да, вот прям так извернуться и прошипеть со всем презрением в чужое недосягаемое лицо.
До чего печально играть в до того старом и редком (хотя вместе с тем же - по-прежнему ярком и вдохновляющем) фандоме, что вынужден нырять в мелкий загаженный и затхлый пруд с аквалангом и искать на дне русалок, хотя ежу крокетному ясно, что в нем не то что русалки - даже рыбы давно уже не водятся, и только один случайный старый рак ест себе протухших рачков...
Ну ок. Была - не была. Играем "сраком" :gigi: Причем сами же, аквалангисты хреновы, напросились.
И тот факт, что наш "рак" - нупассс!, обнаруживается где-то... где-то под середину-конец игры.

Я: Ну, короче, тогда я буду кем попросят ))) Хочешь, Тэс, я буду Мэй? :-3
Соигрок: *подавился и кашляет* Мэй? Оо А ты меня с Джонни не путаешь?
Я: Ну... Джонни мог дать мне задание проследить за тобой.
Понятненько, тут весьма спонтанно определяются персонажепринадлежности двух игроков и следует мой "бросок инициативы". Это была инициатива из тех, что "наказуема".

Соигрок: *выгнал из головы первые три пришедшие туда мысли* А зачем? Что ему до меня за дело?
Я: Потому что капитан "Медузы" должен знать все и обо всех
Не скажу *ребенок начинает вредничать*
Соигрок: *пожал плечами и усмехнулся* Как хочешь.
*мысли* меня сейчас не очень тревожат мотивы пиратов
что ж, попробуй сделать это... если сможешь *скрестил руки на груди, телепортировал по своим делам*
мы, похоже, уже сбиваемся на полуотыгрыш))
Да уж. На то, что мы с вами, дражайший, скатимся в итоге в выгребную яму, это НЕ БЫЛО тогда похоже. А то я бы приняла все меры.

Я: *достает из кармашка плоскую штуковину с рядом кнопок, похожую не то на калькулятор, не то на PSP* "И откуда только Джонни достает такие гаджеты... Впрочем, Клэр же говорила, что мне лучше многого не знать. Значит, мне лучше не знать. Хотя... это немного несправедливо: я же тоже член команды, в конце концов!"
*вежливо мини-компьютеру* А теперь, машинка, покажи-ка мне координаты места, куда наш косарь изволил отчалить... Как мне с тобой повезло, машинка, ты можешь улавливать и фиксировать ауру-след от телепортации...
Ага, есть! *быстро смотрит на экранчик, потом запихивает игрушку обратно в карман*
*вскакивает на гравитационный скутерок по имени "Флоут", или "морской конек"* Поехали!!! "... так, а по дороге нужно будет разыскать инструкцию и научиться им худо-бедно управлять... О_о"

Соигрок: *не зная ни о приборчике, ни о том, что к нему сейчас направляется мелкая и назойливая девчонка, спокойно сидит в Обители и медитирует на листву, слушая шелест листьев и голоса птиц*

Я: *за N километров от умиротворенного и довольного жизнью гира*
Айайайайайайайййййййййййййййййй!!! *писк-визг-грохот, контрастирующий с ровным шумом гравитационного двигателя и тишиной окрестностей* Автопилот-автопилот-автопилот, мы так не договаривались, нечестнаааааааааа!!!
*Мэй в панике тыкает пальцами в какие попало кнопки на доске управления и дергает за все рычаги подряд*
*в результате ее махинаций "Флоут" решает, что хватит с него выходок "лихой наездницы", и, вильнув у самой кроны дерева, оставляет "наездницу" висеть на ветках, а сам сбавляет высоту на ходу и мягко урывается носом в траву*
*Мэй, покрепче ухватившись за ветку, радуясь, что не выбила себе ни один глаз и стараясь не смотреть вниз* Ничего себе приключеньице!... "Интересно, что там с Флоутом... Кажется, я его все-таки поцарапала. Ну все, капец. Джонни мне на шестнадцатилетие подарит набор пиндюлей, а не скутер...".
*и с этим нерадужным настроением девочка начинает соображать, как бы спуститься вниз...*
Быгыгы. Ну, вот оно и все, готово; "понеслась" :gigi:

Соигрок: *Ветерок донё какой-то грохот, а следом - характерный запах перегретого металла. Люди. Чертыхнувшись сквозь зубы, поднялся и пошёл встречать "гостя", которому не светило ничего хорошего. Добравшись и опушки и увидев Мэй* Ты?!

Я:*барахтается где-то наверху, в облаке свежей, не тронутой ни одной пылинкой листвы*
*на мгновение показывается ее встрепанная голова, и сердитое выражение личика делает девчушку только более потешной на вид*
Ну нет, знаешь! гир командного типа!
Так и будешь стоять, аки Смерть в чистом поле, или поможешь мне спуститься?!!

Соигрок: Расскажи сначала, как ты меня нашла. *стоит, скрестив руки на груди. Выражение лица холодное, и, глядя на него, можно сделать однозначный вывод, что помогать Тестамент не собирается* Потом я подумаю об этом.

Я: Что ты сказал?... Я? тебя? нашла?? *широко раскрывает глаза, отчего личико делается откровенно глуповатым, но неискренне наивным* ТЕСТАМЕНТ?!! И ты здесь! Вот так встреча, не ожидала!
*от того, что девочке приходится смотреть на собеседника, ей поневоле приходится смотреть и вниз*
*тут же крепко зажмуривается и не менее крепко же вцепляется в ветку, вися мертвым грузом*
*ветка прочная, но Мэй сама для себя тоже весит не пять килограмм*
Ой-ей!... У меня руки затекли, а прыгать я боюуууууусь! *жалобно* Тестамент-сама, ну помоги, пожалуйста!...

Соигрок: *Расстояние не мешает видеть лицо девочки и выражение на нём. Фальшь в голосе и глазам настолько откровенна, что заставляет поморщиться. После близкого знакомства с Диззи подлинную искренность и наивность гиар не спутает ни с чем, и пытаться их подделывать - напрасная трата времени* Помочь тебе спрыгнуть? *усмехается. Разворачивает руку ладонью вверх, и над ней загорается Phantome soul* Может, всё-таки прекратишь ломать эту дурацкую комедию?
Все бы ничего, но один вопрос: нах использовать официально атакующий игровой прием, если ты собрался помогать? При этом никаких доп. условий в скобках хотя бы для удобства не оговаривая? Я на это - как должна реагировать?

Я: *Мэй покачивается на ветке, уцепившись за нее своим здоровенным якорем ("как она это сделала?" - лолшто? Вы ждете от меня физического обоснуя - в мире, где дерутся дверными ключами и бегают по стенам??! Х-Р)*
*в результате, как следует раскачавшись и перекувырнувшись в воздухе, оставив тучу разноцветных пузырьков переливаться и лопаться, приземляется на траву, сгруппировавшись*
*якорь остается висеть на дереве и покачиваться, как оставленные ребенком качели*
Ух!... Спасибо.
*поднимает на гира честнючие-пречестнючие глаза, от избытка честноты они делаются какими-то немного стеклянными, похожими на пуговки у мишки Бриджета*
Я правда здесь просто гуляла, Тестамент-сама. Гуляла себе по травке... потом по деревьям... *взгляд вверх* и потом опять по травке... *разводит руками, при этом доверительно раскрыв ладони, неосознанно показывая, что оружия в руках у нее нет и на драку она не настроена*
*словом за словом голос девочки делается все тише и малоразборчивей, а нижняя губа, как всегда бывает при вранье Мэй, начинает жить своей беспокойной жизнью*
*старательно делает вид, что скутер в траве под деревом - точно не ее, и вообще, она понятия не имеет, как же эта штука здесь оказалась*
*не то что бы врать девочку приучали; при всем относительно демократичном воспитании на корабле Джонни пресекал такие вещи регулярно и строго. Но Мэй было и невдомек, что молодой капитан наказывает ее НЕ ЗА ВРАНЬЕ - а за то, что это вранье НЕУБЕДИТЕЛЬНО и НЕСКЛАДНО*
Диззи говорила мне, что раз я ее друг, то ее дом - и мой дом тоже. Поэтому я могу появляться в Эсайламе (*Asylum, "убежище", название леса Тестамента и Диззи; хэдканон!), когда захочу... и что все здесь мне рады.
*на последних словах в голосе Мэй просыпаются наглые нотки*

*настороженно, исподлобья взглянула на ладонь Тестамента. Что он тут собрался делать?...*
*и черный ворон, вроде как между прочим сидящий на ветке неподалеку, тоже не обнадеживает... Ворон. И еще один. И еще. И еще. И еще, и еще, и еще вон там... Сколько же их здесь. Целая стая?*
*вот когда "считать ворон" - становится ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕВЕСЕЛО!*

Соигрок: *Погасив непригодившийся Phantome soul, вновь скрещивает руки на груди, выслушивая то, что несёт девочка с таким видом, что даже самому бестолковому собеседнику должно было быть понятно, что ни одному её слову гиар не поверил. Последняя фраза Мэй неприятно режет слух*
*недоверчиво* Диззи так сказала?
*мысли* Не может быть. Диззи прекрасно знает и моё отношение к людям в целом, и к команде в частности. Если она так посылает ко мне непрошеных гостей, значит она... Нет. Малявка просто пытается оправдаться, и это - такая же ложь, как остальное.
*вновь вслух* В любом случае, тебе здесь рады не все *тон ледяной, что вкупе с металлической интонацией звучит страшновато, однако бить безоружную девчонку гиар вроде как не собирается, хотя и стоило бы преподать ей ещё один урок дисциплины* Возвращайся на "Медузу".

Я: "- Сколько, ты говоришь, тебе лет, мелкая? Семь?", - говорит Джонни с усмешкой, спустя какое-то время после их раннего знакомства, - "Ну-ну, я за такой цинизм характера и изворотливость ума дал и все бы тридцать семь"

*каким-то шестым чувством почуяв, что бить ее - по крайне мере, пока, - не собираются, Мэй снова начинает вести себя... как Мэй, в общем*
Как же я теперь туда буду возвращаться, умник? Пешком??! *легонько, но многозначительно подпинывает "не ее" скутер, вполне себе, к слову, исправный, разве что слегка поцарапанный* Не, я, конечно, вызову кого-нибудь из команды, но... "Флоут" так смачно поцеловался с этим деревом, что ремонта здесь - не на пять минут, сам понимаешь...
*улыбается, сперва немного виновато, затем как можно более миленько* Может, пока погуляем здесь вместе, Тестамент-сама? *доверчиво протягивает ладошку* Ты хорошо знаешь эти места, да? Не исключено *тут маленькая, но все же - девочка пытается придать своему голосу больше загадочности, и получается это у нее... в меру сносно* ... что после прогулки со мной ты будешь знать их еще лучше. Идем?
... ах, так рады мне здесь не все? *качает головой* Ну, как я и думала. *вредным тоном* Диззи твои слова бы точно не порадовали. Хорошо, что она тебя не слышит.
Ок. Поскольку сюжетик все равно безбожно слит в унитаз - тут можно и "карты на стол" ) В лучших традициях пиратских романов, Джонни в руки попала карта. Почти сокровищ, ога Х-) Старая карта Эсайлама со всеми обозначениями, в том числе с неким озером. Об озере ходили легенды. Якобы там, наполовину в нем, сокрыт "Небесный колодец", он же - единственный путь-портал, да как хотите назовите, в Аркадию. Аркадия здесь - страна Гармонии и Порядка, утерянная, как та Атлантида. В Аркадию мы бы попали - с Тестаментом ли, без, потом б выяснилось - посредством небольшого такого, ну чисто ритуального кровопролития. Портал открывает только кровь гира-мужчины. План, образовавшийся в голове спонтанно, был "ловок и прост": привести Тестамента всеми правдами и неправдами на место, там спровоцировать дуэль, либо заставить его применить коронную магию крови, либо ранить - и вуаля. Мэй в Аркадии. А попасть туда должна была именно она - поскольку конечной целью была вовсе не Аркадия, а... ну, какой-нибудь там храм или алтарь. В котором бы хранилось Джинки, да-да, то самое, за которым САМ ЖЕ СОИГРОК по своей заявке и хотел сходить! Вот и сходили бы, хренли дебилизм разводить.
Но вторая загвоздка - в том, что приблизиться к алтарю с Джинки - мог только ребенок. То есть, Мэй.
Нах вот я весь этот бред придумывала и продумывала худо-бедно, теперь спрашивается...


Соигрок: - Нет, - гиар покачал головой.
Его руки были по-прежнему скрещены на груди, а внимательный тяжёлый взгляд - всё так же устремлён на Мэй. Принимать её приглашение Тестамент не собирался. От одной мысли, что человек, да ещё столь беспардонный и, кажется, вообще не озабоченный ничем, кроме своего не в меру требовательного "я", будет шататься по его лесу, да ещё и с его позволения, гиара внутренне передёргивало. И не вылетела из Обители юная пиратка до сих пор исключительно в силу того, что Диззи считала её своим другом. Что, впрочем, совершенно не делало её другом самому брюнету.
"Прогуляться, хах... - предложение, особенно на фоне предыдущего разговора, было настолько абсурдным, что ещё несколько минут упорно вертелось в голове Тестамента, вызывая раздражение. - Да что эта малявка с людского корабля вообще может знать про мой лес?!"
Попытки переложить с больной - несомненно - головы на здоровую собственные проблемы с возвращением обратно тоже не добавили Тестаменту радости. Как Мэй будет добираться до "Медузы" его волновало мало - заявиться сюда она способ нашла, значит способом вернуться незадачливой шпионке стоило бы озаботиться самой. Или хотя бы вежливо попросить о помощи. Но необоснованных претензий в свой адрес гиар не терпел.
- Джонни по-прежнему небрежно относится к твоему воспитанию, - заметил брюнет. - Это не моё дело, но если и со мной ты будешь продолжать вести себя в том же духе, я не поленюсь преподать тебе ещё один дисциплинарный урок.
Словно в подтверждение слов Тестамента якорь, до того болтавшийся на дереве, в силу воздействия силы тяжести, наконец, сполз с ветки и грохнулся на землю прямо перед носом Мэй, чудом не задев пиратку.

Я: В ответ на тираду Тестамента Мэй огорченно выпятила нижнюю губу. Какого бы там мнения ни был сам Джонни на этот счет - дурацкая была идея, ох дурацкая; вести себя "как примерная девочка". Говорила же, люди ее не поймут.
И гиры тоже.
- Это ты верно заметил, - огрызнулась девочка, сердито блеснув глазами, - За чем Джонни следит, а за чем нет - НЕ ТВОЕГО УМА ДЕЛО!
Ну, вот она и затеялась, новая перепалка. Уже какая по счету между ними. Мэй вздохнула; она не меньше Диззи старалась следовать честному принципу "Твой друг - мой друг", но... Чего уж там, скорее, Сол Бэдгай закопает свой Фуурайкен в монастырском саду Ордена и заделается монахом, чем они с Тестаментом перестанут цапаться по поводу и без.
Откуда-то сверху сверзился якорь, чуть было не придавив ей ногу; Мэй уже и забыла, что он висел на ветке прямо над ней. Девочка подавила желание немедленно отскочить; команд Мэй слушались резиновые дельфинчики, малые косатки, даже загадочные гигантские розовые киты, но только якорь всегда своевольничал как хотел, и вообще - определенно имел что-то против нее.
На арене бы прозвучало громкогласное, уже привычное всем "Heaven or Hell!", заменявшее удар гонга. На уличной площадке кто-нибудь из собравшихся поглазеть на потеху обязательно выкрикнул бы "Let's rock!". Здесь, в Эсайламе, вместо всех этих выкриков и гонгообразных голосов между ними прозвучала (именно что прозвучала) Тишина. Не то что бы какая предгрозовая, но сродни ее серьезности. Все-таки Лес был, скорее, суров, чем особо смешлив.
- Значит, хочешь преподать мне урок? - фыркнула девчонка, поудобнее перехватывая свое строптивое оружие за веретено, один рог и лихо перекидывая его через плечо, - По-про-буй...
... и тут Мэй повела себя воистину неожиданно и нетипично. В официальном бою за такой финт дисквалифицировали бы даже не в два, а в один счет; в уличном - освистали и заулюлюкали бы, после чего в таком районе было бы разумным не появляться еще недели две. А сейчас - оставалось полагаться только на эффект неожиданности.
Преисполненная решительности и готовности к поединку, Мэй... проворно юркнула в сторону дерева, ухватилась за руль чудом "починившегося" Флоута и, не раздумывая, сразу зарядила скорость близкую к самоубийственной. Скутерок сорвался с места, отчего трава еще несколько минут стелилась вслед его полету, и скрылся в чаще Эсайлама.
Лес задумчиво наблюдал и внимал.
- ... по! про! буй! до! го! ни! Смотри, каблуки не сбей! - озорной смех зазвенел вместе с листвой, удаляясь все быстрее.

Я:... полет Мэй по пересеченной местности напоминал, скорее, беспорядочное кружение и петляние между деревьями, чем сколь-нибудь продуманный маршрут. Двигалась сквозь лес девочка резво, но еще быстрее в ее голове вертелась запомненная карта Эсайлама во всех подробностях: на что - на что, а на картографию дырявая память Мэй была удивительно талантлива и недырява.
"Поворот, затем снова поворот... Ага, здесь развилочка, на юг, потом дерево, похожее на русалочий домик... Дальше овраг, от него еще метров тридцать прямо и резко направо, затем держаться запада...".
Наконец девочка вылетела к небольшому, безукоризненно круглому лесному озерцу. Именно что вылетела, непреднамеренно резко и стремительно; и уже без Флоута, который то ли летел слишком низко к земле, то ли чего еще, но споткнулся о внезапно выросший под его платформой крепкий дубовый пень и заглох. А Мэй продолжила полет самостоятельно, прямо лицом в ил.
М-да, все-таки в ее снах (и даже еще год назад, когда они гуляли здесь с Диззи) это озеро было куда более красивым, таинственным и... глубоководным. Сейчас же водоем, основательно подвысохши, мог похвастаться только небольшими лужицами влаги средней глубины, разделенными илистым узором дна.
Но тем не менее... Не в одной красоте ведь дело. Она не ошиблась. Не может быть, чтобы ошиблась. Это озеро, такое легендарное, - в Эсайламе одно. То самое. Не отмеченное ни на одной из современных карт, и не забытое на древней карте.
Позади раздался низкий обидный смех. Мэй вскочила на ноги, отряхнув промокшие коленки, локти и попытавшись утереть лицо, хотя только больше испачкала его. Быстро нашарила якорь.
- Защищайтесь, сударь.
И куда только подевалось все умиление и очарование этой маленькой девочки в ярком, словно бы кукольном пиратском костюмчике. Кто бы теперь назвал этого ребенка с перемазанным, будто для маскировки, лицом, с не по-детски серьезным, почти агрессивным взглядом из-под нахмуренных бровей - милым?
Ну уж нет. Называть "милыми" подобных ей детей войны было как-то не принято. Не говоря уже о том, что не поворачивался язык.

"Защищайтесь, сударь"... Вот странно-то. С тех пор, как они нашли друг друга на какой-то полуразрушенной грязной улице, с тех пор, как закончилась война людей с гирами - Джонни особо трепетно вспоминает только этот случай. Когда она в первый и пока единственный раз наставила на него, еще ей незнакомого, оружие.
И плевать, что "оружием" оказалась старая полусломанная шпилька для волос.
Она, Мэй, вспоминает тепло его рук, укрывавших от ночного холода, повсеместно и вседозволенно рыскающих Запретных Тварей, его голос, ободряющий, хоть немного отвлекающий от воспоминаний о страшной гибели родителей... а Джонни - это вот "защищайтесь, сударь".
"Как же ты была хороша, Мэй, ты разве не знала, что оружие в руках некоторых женщин пробуждает в них истинных леди: сильных, опасных, чарующих...".
Ну что ты, Джонни, за дурак.


... Ну что ж. По крайне мере, до нужного места они добрались, а значит, все пока идет как задумано.
"Давай же, косарь... Не подведи".
Ок, тут был дабл-ход с моей стороны. Но у меня в голове был Сюжет, черт возьми, а значит, я имею на такой ход право. Впрочем, хер, ибо соигрок, видимо, все равно не стал его читать. Здравствуй, первая несостыковка.

Соигрок: Если это было поведение примерной девочки, то как же ведёт себя девочка не примерная, Тестамент даже знать не хотел. И если для Мэй в рамках следования принципу размножения дружбы было нормально за друзьями следить, вваливаться без приглашения к ним домой и чего-то требовать, то гиару не нужны были такие друзья.
Драться с Мэй сейчас Тестамент не собирался, и озвученное было скорее предупреждением, чем приглашением на дуэль, но коль та восприняла это так... Однако коса ещё не успела даже толком сформироваться в руках гиара, как пиратка самым натуральным образом удрала с поля боя. На целую секунду Тестамент остолбенел, провожая её взглядом, а затем презрительно фыркнул. Ему что, заняться было нечем, кроме как гоняться за ней по всей Обители? Тем более, что у гиара были и другие варианты кого-то найти. Повинуясь зовущему жесту, одна из ворон слетела с дерева, уселась на локоть согнутой руки и выжидательно каркнула, склонив голову и кося на гиара рубиновым глазом. Тот улыбнулся и погладил птицу по перьям.
- Найди её, - коротко приказал брюнет. - И дай мне знать. Поняла?
Ворона встрепенулась и утвердительно каркнула. Гиар вновь улыбнулся, мягко и тепло.
- Хорошая девочка. Лети, - он подбросил птицу в воздух.
Ворона взмахнула крыльями и улетела в том же направлении, что и Мэй на своём скутере. Тестамент усмехнулся и опустился на траву. Откровенно говоря, он надеялся, что девчонка уже всерьёх поздоровается с каким-то деревом, и последующую пару месяцев будет лежать на своём корабле, не вылезая из постели, и учить уроки если не вежливости, то хотя бы здравого смысла. В одном он был уверен точно - как только он найдёт девчонку, он выставит её отсюда, как нашкодившего кота.

Я: - Узнаю старину Тестамента, - проворчала Мэй, поудобнее устраиваясь на поваленном дереве. Якорь был живописно воткнут рядом же.
А узнавался Тестамент исключительно по своей излюбленной стратегии: понавыращивать на поле боя пеньков и кочек, понарастягивать капиллярных сетей между ними - и эффектно оттянуть момент своего появления.
С другой стороны, это давало Мэй время спокойно посидеть на бревне, посушить немного лосины на коленках, почистить плащ и, конечно же, подумать о Джонни. В свое удовольствие.
Все-таки местность здесь приятная. Как и погода. Так что торопиться особо некуда - ей, во всяком случае.
Кстати о "торопиться".
- Times' up, - прокомментировала Мэй в пустоту. И того, у нее - отбытие с поля боя без боя, у него - неявка на поле боя вовремя. Так-таки счет их сравнялся? -1:-1?
Определенно, это самый странный из боев, в каком Мэй когда-либо участвовала.
Лесное озеро умирало, практически у нее на глазах. Подобно тому, как у худеющего человека проступают кости, у озера сквозь прозрачный и все более тонкий покров воды проступало дно, со всем его содержимым: илом, пучками растительности, камнями, побольше и поменьше... В нем, наверное, давно уже никто не жил. И было в этом неспешно протекающем, закономерном природном процессе умирания что-то завораживающее. Мэй даже задумалась: если есть что-то, не отмеченное на карте - оно и с лица земли непременно должно исчезнуть?...

... - Смотри-ка, Диззи, а это что за пятно? Вот здесь?
- Это не пятно, Мэй. Карта старая, на ней озеро Виллрталь еще можно увидеть. Как-нибудь покажу тебе это место в Эсайламе, если захочешь.
- Так оно существует в действительности? Но почему тогда этого озера нет ни на одной из наших карт??
- Хм... как бы тебе объяснить... Понимаешь, в настоящем мире его вроде как не открыли, ага? Вот и получается, что для одних оно просто существует, безо всяких карт и пометок, а для других - так же не существует. Да и, сама понимаешь, после того, как в Эсайламе видели гиров - лес стал на редкость негостеприимным местом для всяких первооткрывателей и туристов... Впрочем, его природе, могу сказать, это только на пользу.
А вообще там очень красиво. И легенды о Виллртале ходят только красивые. Вот ты слышала историю о Небесном Колодце?


... после того, как Диззи рассказала ей эту легенду, Мэй узнала о том, что на дне (или, скорее, даже глубже) озера Виллрталь лежали плиты. Как они туда попали или же существовали там изначально - это было неведомо даже самой легенде. Шесть гладких плит, расположенных относительно друг друга так, что вместе они образовывали куб. А поскольку Виллрталь было круглым - этот самый куб получался вписанным в идеальную окружность. Сложно представить себе? Но увидеть наяву - было еще сложнее.

... - Если куб - идеальная фигура, символизирующая вершину творения Человека, то шар - вершина творения Природы, понимаешь? Вот где Природа и Человек встречаются в согласии друг с другом, Мэй. Второго такого места на земле я не знаю.

Мэй легко бы поверила на слово, что второго такого места на земле и не существует. Попросту не должно существовать. Как и второго на земле... Небесного колодца. А в этот - она заглянет, непременно заглянет. Ради Джонни.
Потому что Джонни...

... - Милые дамы, - голос капитана "Медузы" звучал бодрее и звонче обычного, - Благодарим этот чудесный город за гостеприимство и откланиваемся!
- То есть, собираем манатки и сваливаем? - перевела Клэр с велеречивого языка Джонни на простой и всем понятный.
- Именно! Да побыстрее, пока еще осталось время!
Команда "Медузы" слаженно засуетилась, в полном составе. Из несуетящихся и более-менее спокойных людей на корабле осталось только двое: Клэр и сам Джонни.
- Объясни, к чему такая поспешность? Кто опять напал на наш след - Бюро или кто похуже них?
- Не накликивай, пожалуйста. Мне тоже нравился этот город - такой многолюдный, шумный, надежный... Если бы не эта самая старая карта - легко согласился бы в нем осесть, вот правда.
- Карта? Сколько тебе осталось, ты говоришь, за нее доплатить?
- Ни цента.
- Значит, ты ее украл?
- Одолжил у владельцев на неопределенное время, - Джонни поморщился, - Следи за выражениями.
- Да брось, не вижу проблемы. Боишься, за эту невинную проделку отрубят руки по локоть, как в древние времена? Да кому из тех, у кого мы крали, это удавалось?
- Возможно, я забыл упомянуть, что бывшие владельцы этой карты - ГИРЫ?
- ... м. Ясно.
- Ну так что, все готово к отплытию?
- Что? Да-да, конечно. Все готово, - лицо Клэр не выражало абсолютно ничего, - Осталось только открыть Полу, что я на самом деле - пиратка, промышляю грабежом, воровством, контрабандой и торговлей секретной информацией - Джонни, я ничего не забыла? - и в силу этих обстоятельств веду кочевой образ жизни, поэтому, увы и ах, никакой замечательной совместной жизни нам с ним точно не светит и что мы вообще больше никогда не увидимся.
- Мне жаль, - просто ответил Джонни и надел свои темные очки.


... Мэй отвлеклась на скрипучее бормотание на каком-то чудном вороньем языке и подняла голову. Птица, взгромоздившаяся на ветку, выглядела как вполне обычная ворона, темно-серая почти до черной с лиловым, гладкоперая. Вот только ни одна обычная ворона не обладала парой таких круглых красных, как ягоды брусники, глаз.
- Из-ви-ни, - процедила Мэй совсем не извиняющимся тоном и сделала вид, будто нашаривает в траве камень, - Я привыкла иметь дело с хозяевами, а не со слугами.
Спасибо Джонни за подслушанную красивую фразу.
Все остальные, обычные птицы такого обращения, конечно же, не заслуживали. Но такие, у которых в родственниках наверняка были Запретные Твари, - в свою очередь, не заслуживали ничего другого.

Соигрок: Ворона склонила голову и уставилась на девочку до дрожи осмысленным взглядом, а затем раскрыла крылья и пронзительно каркнула.
- Хм..?
Тестамент, успевший не то чтобы задремать, но несколько отключиться от мира, задумавшись о своём, поднял голову, словно прислушиваясь к чему-то. Глаза гиара сощурились, и он тряхнул головой. Ни в каком бою он себя участвующим не считал, и новость, что ему записали "-1" за неявку на дуэль, изрядно его удивила бы. Но рассказать об этом Тестаменту было некому.
- Пора.
Брюнет поднялся и скрестил руки на груди. Над его головой проявился полупрозрачный хищно клацающий зубами череп, а фигура самого Тестамента словно свернулась, сжимаясь в одну тонкую линию, чтобы "развернуться" уже в другом месте. Координаты, которые передала ему Зио - а вороной, что не было удивительным, являлась, конечно его верная спутница и помощница - несколько удивили. Он ожидал, конечно, что Мэй найдёт, что испортить своим присутствием, но что она доберётся туда... Это было очень плохим знаком.
"То место было заповедным... - пронеслось в голове Тестамента. - А теперь его святость умирает, - за те несколько секунд, что были необходимы для перемещения в пространстве, гиар успел передумать достаточно мыслей. - Время идёт... Желания, намерения, слова - всё это постепенно теряет смысл. Диззи... Я обещал, что защищу этот лес для тебя. Но... если ты сама отправляешь сюда таких людей... - брюнет вздохнул. - Мне всё же стоило осмотрительнее выбирать тебе друзей."
Тестамент появился под деревом, на котором восседала чёрная птица. Как раз вовремя, чтобы увидеть и оценить жест ищущей в траве несуществующий камень Мэй.
- Удивительное неуважение к хозяевам дома, в котором ты находишься, - брюнет покачал головой, не отрывая взгляда от юной пиратки.
Ворона слетела ему на плечо, и Тестамент погладил её по перьям.
- Я не думаю, что тебе было бы приятно, если бы я подобным образом вломился на "Медузу" и принялся готовить суши из твоих китов, - гиар почти не повышал голоса, но с каждым словом он становился холоднее. - Я не намерен больше это терпеть.
Гиар сделал пару быстрых шагов, подходя к Мэй вплотную, и его стальные пальцы стиснулись на воротнике пиратки, приподнимая её над землёй. В следующую секунду они вновь стояли на палубе "Медузы", и Тестамент, не выпуская девочку из рук, осматривался на предмет наличия поблизости главаря этой шайки, которому стоило бы сдать ношу, а заодно - потолковать.
Ламца-дримца-дрипцаца, вот и слили мой сюжетик. Да так бесталанно и нелепо, что я минут пять приходила в себя.

Я: Ни за что не узнаешь, до чего синим может быть небо на такой высоте, не поднявшись сюда; синее льда, синее морской волны за валунами волнореза, синее охапки цветущего дельфиниума, синее глаз самого безнадежного из романтиков. И как стремительно здесь несутся облака, навстречу кораблю, - это ведь только с земли кажется, что они степенно плывут. Встанешь на палубе - и только успевай утирать лицо от влаги, с такой-то скорости...
Сидящая в погодной каюте Клэр честно старалась разделить внимание между любованием небесными пейзажами за окошком и слежением за сложной системой всевозможных барометров-термометров-гелиографов, вместе образующих целую метеостанцию корабля. Если уж их курс ждет какая-нибудь гроза или шквал, то лучше во всеготовности принимать такие пода...
- КОЗЕЛ!!!
Что?...
- ИДИОТ!!! А НУ, ОТПУСТИЛ МЕНЯ НЕМЕДЛЕННО!!!
Судя по высоте тона, на которой верещала Мэй (а так верещала всегда только она), скоро девчонка перейдет с незатейливых грубых слов на отборную брань; каждое небрежно брошенное словцо на корабле ее язык цеплял не хуже липучки.
Лучше бы этот "переход" предотвратить.
Буркнув в передатчик "Лара, смени меня в погодной", Клэр отправилась выяснять, в чем дело.
На какого-такого "козла" и "идиота" орала Мэй, она уже примерно догадывалась.
Гир Тестамент стоял на палубе, невозмутим и суров, аки статуя командора, и держал на вытянутой руке, не давая вырваться, отчаянно вырывающуюся и пищащую Мэй. Клэр усмехнулась: когда-то Джонни обучал членов своей команды помладше нехитрым приемам самообороны, вроде "что делать, если тебе заломили руки за спину", "что делать, если тебе приставили к горлу нож"... Показать Мэй пару приемчиков на случай "что делать, если тебя схватили за шкирку и держат" он явно забыл.
Можно было бы подкинуть ему потом идейку, кстати.
- Господин Тестамент, - ("Урод!!!") Клэр почтительно склонила голову и ("Мешок вонючих костей!!!") улыбнулась дежурной улыбкой: ("Отпусти, я сказала, гад!!!") не слишком широкой, дабы не получился лицемерный оскал, и не слишком тусклой ("Грязный осьминог!!!"), дабы не получилась не менее неприятная кривенькая ухмылочка.
- Добрый день, - пожелала Клэр, несмотря на то, что день для этих двоих на палубе уже явно не задался, - Будьте гостем "Медузы".
- Портовая крыса!!! - от души добавила Мэй к пожеланию, тщетно пытаясь то пнуть державшего ее гира, то ткнуть его якорем.
- Чай? Кофе? Цикорий? - невозмутимо продолжала Клэр, ("Кальмарьи кишки!!!"), - Встреча с Джонни, полагаю? Я передам, что вы здесь, он скоро будет.
("Ты слил мне бой, как последний трус!!! Давай, вытаскивай свою гнутую косу!!!").
Клэр без промедления поспешила в каюту капитана. Каких бы там собак они с гиром Тестаментом на этот раз ни не поделили, но за ругань ей уже самой хотелось влепить девчонке по губам раскрытой ладонью.
На этом ходу я с максимальной вежливостью, аки учитель танцев, дала понять, что сюжет благополучно заведен в тупик и слит, причем сделано это не моей волей и не по моему желанию. Втайне надеясь, что, несмотря на взаимонепонимание, у моего соигрока в голове зреет какой-то, видимо, свой сюжет, раз он так поступил.
Ага, хй.


Соигрок: В ответ на приветствие девушки Тестамент вежливо склонил голову. Перекрикивать Мэй у него не было никакого желания, но он, в отличие от неё, имел представление о нормах воспитания. Ни чая, ни кофе, ни какой бы то ни было другой напиток он не хотел (да и на чай лучше было забегать к Каю Киске - после отца, увы, уже пребывающего в лучшем из миров, офицер был по этому напитку лучшим специалистом), так что второй кивок был отрицательным. А вот увидеть капитана этого корыта гиар бы и впрямь не отказался. Девушка была проницательна или просто умела делать логические выводы. Это, в общем-то, было не настолько важно, но с ней хотя бы можно было говорить, не сдерживая скрежет зубов, и последний раз гиар кивнул в знак благодарности.
Последняя реплика Мэй (на все предыдущие гиар как-то ухитрился не отреагировать, хотя выполнить желание девчонки и отпустить её, предварительно выставив руку за борт) окончательно переполнила чашу терпения Тестамента. Встряхнув пиратку так, что у той застучали зубы, он сплёл в воздухе сетку, в которую Мэй благополучно и отправилась. Дожидаться Джонни ей предстояло в виде послушного и - главное! - тихого, ибо алые нити не только лишили возможности шевелиться, но и залепили девчонке рот, кокона. Едва воцарилась тишина, гиар вздохнул с облегчением и, в ожидании собеседника, уставился на облака.
К предстоящему обсуждению кроме поведения Мэй добавилась ещё одна тема, а именно - воспитание Диззи. Если на то, как ведут себя девочки из команды Джонни, Тестаменту, в общем-то было наплевать, когда это не касалось непосредственно него самого, то за свою воспитанницу он считал себя ответственным. И о её будущем стоило подумать. Что на этом корабле единственное будущее, которое могло бы ожидать его девочку - это тюрьма, ибо контрабанда и пиратство были вещами подсудными, Тестамент не сомневался. Равно как и в том, что рано или поздно у сил международной полиции найдётся время разобраться с этим кораблём, и Кай при всей своей альтруистичности, не сможет эту команду прикрыть. Определённо, "Медуза" была хороша как убежище, но не как место, с которым следовало бы связывать все перспективы. Так что из всех зол Тестамент решил выбрать меньшее, и попросить взять шефство над Диззи (коль его собственной заботы, как выяснилось ещё несколько месяцев назад, было недостаточно) Кая. Гиар уже даже придумал аргумент, перед которым Рыцарь не смог бы устоять, а именно "Диззи уже не ребёнок, и ей необходимо получить хорошее образование."

Я: - Джо, если ты сейчас же не спустишься на главную палубу - на нее точно прольется чья-то кровь. А чья именно - одного знакомого гира или одной вредной девчонки - точно сказать не возьмусь.
Джонни улыбнулся, лишний раз убедившись в том, что не зря на пост "старшей на борту" (или "квартмейстера", как сказали бы в Старом Мире) он назначил именно Клэр: в частности, она умела описать ситуацию на корабле четко, полно, красиво и затратив минимум слов.
...А уж чья кровь и где именно должна была пролиться - Джонни и сам прекрасно знал. "Мэй-Мэй, девочка моя, ну зачем же надо было запортачивать такое простое и безобидное задание...
Ненавижу, когда все идет не так, как должно идти".

Неторопливо и с достоинством, перебирая пальцами по перилам лестницы, ведущей со шкафута на нижнюю палубу, капитан "Медузы" спустился к гостям. Поднял воротник своего кожаного плаща. Неглубоко вдохнул встречный ветер, влажный и облачный. Поправив очки, улыбнулся солнцу, блещущему даже сквозь двойную тонировку стекол.
И потом - улыбнулся Смерти.
Смертью гир Тестамент мог стать в любой из своих визитов, и без видимой на то причины. Концом корабля "Медузы", этого шедевра кораблестроения (морского, воздушного и даже космического), всей их славной команды и, что самое главное, концом его, такого молодого, умного и прекрасного собой. Все это Джонни отлично осознавал и понимал. И помнил, что, в отличие от того же Венома из Гильдии Убийц, Тестамент даже при виде крови не грохнется в обморок - слишком много ему довелось ее пролить, в свое время.
Конечно, с тех пор как в их экипаже появилась Диззи, им жилось, как на спящем гейзере. Но несмотря на то, что время от времени приходилось утихомиривать изголодавшегося по смертному ужасу Некро, или на то, что приходилось вести задушевные беседы о "потерянном гире" с Крау, этим сыном... сыном своей матери, короче (попутно отстреливаясь или просто удирая из-под огня его подчиненных) - Джонни не считал Диззи (в отличие от той же Клэр временами) обузой. Он считал ее приятной компанией.
Как жаль, что в последнее время компания ее близкого друга, гира Тестамента, была все менее и менее приятной.
Мэй, завидев Джонни, перестала брыкаться и заткнулась, как по команде; отчасти, само появление капитана корабля на палубе уже являлось такой командой. Девочка уставилась в пол, а ее глаза незаметно, но верно начали наливаться слезами.
- Насколько я понимаю, от чая Клэр ты уже отказался. "Джек Дэниелз", - Джонни вздохнул, - закончился еще вчера. Так что - позволь сразу к делу?
- И можешь уже опустить Мэй на палубу, - добавил он, даже не взглянув на девочку, - Она не укусит и не плюнет. Слово капитана.
Ага. Ну надо ли пояснять, под занавес, что иди игра нормально и чутко с обеих сторон - никто бы никакое задание не запортачил, и способности няши Мэй тут ни при чем?!

"А под катом пост не столько заключительный, сколько продолжательный) я бы на сие ответил" - признался мне игрок. "А не пойти ли тебе, дружище, нахер", - мрачно подумала я, - "Ты и так уже достаточно постарался, родной, слейся в тень с глаз долой".
Ведь играли-то мы с человеком вполне неплохо. Он - не самое худшее, что случалось со мной в моей неспокойной жизни ролеплея. Так почему - ПОЧЕМУ?! - все должно было так тупо закончиться??
Верите ли, я даже взялась об этом немножко порассуждать. Нет, бывали, конечно, недоразумения, что что-то кто-то недопонял, недовнимательно прочитал, ожидал другой реакции, это для первого совместного отыгрыша нормальные вещи... но чтобы настолько О_о
Кое-какой свет на ситуацию мне пролили фанфики человека (вот, кстати, совсем неплохие фанфики пишет). Тестамент, оказывается, у этого игрока - любимейший (и, судя по всему, единственный достойный уважения и восхищения) герой, а "Медуза" и иже с нею - все гавно. Так что играть славной командой пиратов с ним - было все равно что махать красной тряпкой перед быком. Или сунуться шерлоковской Ирэнкой в игру, где сплошь слэшеры (вобля, человек, кстати, еще и прожженный слэшер :facepalm: ). Ну ок. Хотя сама, если честно, никогда не понимала и не признавала подобного подхода. Как можно кого-то любить и кого-то не любить в ГыГышечке? Когда там ВСЕ - такие клевые? :-3 Мне лично было бы уютно, что самое интересное, вообще в любой роли О_о Даже в шкурке Зато Ичи - Эдди, который таки захватил бы, наверное, мир... Даже в шкурке Заппы, который боится собственной тени. Даже в шкурке Рэйвана, будь под рукой какой-нибудь годный Аксель, с которым можно было бы организовать смертельные "догоняшки" по всему мировому хронотопу, заодно отвешивая пздлй всем, кому их прикажет отвесить Ано Отоко...
Даже в шкурке этого злосчастного Тестамента. Потому что Тестамент - это манеры, это стиль, это любовь к Жизни и знание ей цены, это Трагедия в духе античной Греции.
Все, что мне удалось разглядеть в Тестаменте своего соигрока - увы, это немереный ПАФОС, это задранная крутизна, дышащая через каждую вторую строчку, и стиль поведения аки Всемогущее Заносчивое Гуано. Ну допустим, я бы согласилась, что это все - половина канона, так что не на что тут обижаться - НО УВАЖАЕМЫЙ!!! Вторая-то "половина крокодила" где?! Зачем же так... половинчато и однобоко??...
Короче, то ли "товарищ который нам совсем не товарищ" пересидел-переиграл в файтинг и забыл о таких вещах, как узелки сюжета, за которые если слишком сильно потянуть ради ПОБЕДЫ - можно распустить все плетение сюжета, как старый свитер, то ли просто привык сгущать у без того пафосных персонажей их пафос до невозможности восприятия, то ли "так видит"... Не знаю. И мне на это уже как-то пох, если честно.
Однако позволь мне, дражайший нупасссс!, дать тебе... один свой testament, прости за вынужденную игру слов:
* НЕ переигрывай с ПАФОСОМ своего персонажа. Это никогда не к лицу, и прежде всего - твоему же персонажу.
* НЕ балуйся по ходу игры такими заманчивыми штучками, как тыща файрболлов во все стороны, заклинание "Армагеддеца" или же телепортация, "привычная и естественная, как дыхание". Даже если тебе по канону положено. И даже если этот самый канон - онемэ-файтинг. В том же онемэ-файтинге такого нупского Тестамента, как у тебя, какая угодно наглая сопливка Мэй сольет в два счета, сколько тут не телепортируйся и не сыпь прочими спецэффектами.
* Умей, ска, слушать тех, кто с тобой играет и чуять, в какую сторону ветер-то дует. Раз уж ты сам без идей в голове, а тебя великодушно ведут за руку. Тогда и подыгрывать получится легче и талантливей. И еще многие и многие хорошие сюжеты не будут слиты по твоей вине.
Амэн.

... А вообще-то, если по существу, - неудачный опыт есть такой же опыт, как удачный. И, как оказалось, злоба вдохновляет меня на неплохие посты не меньше радости, восторга, разочарования и горя Х-)) Такой вот, братцы, парадокс.
Под катом - разрозненные кусочки того, что уже никогда и ни с кем не будет сыграно, но я все равно решила, что нехрен ими ноосферу засорять.

*Как-то раз, во времена, когда их компания на "Медузе" была еще не так многодевчоночна и шумна, они остановились в одном из портов-хабов Лариоста. Ненадолго; так, дозаправить корабль на всякий случай, вспомнить твердую и неподвижную почву ногами и раздобыть каких-нибудь полезных новостишек, если получится.
Новостишек в тот раз Джонни, при всем его обаянии и умении расположить к себе людей, раздобыть не удалось: город был невелик, идилличен и скучен, как второй год после войны. Все, чем ему удалось поживиться в плане информации - была небольшая книжка, за пару центов (сошедших бы и за милостыню) всученная каким-то бродячим торговцем. Дамский романчик, как потом выяснилось, из тех, что когда-то продавались в Старом мире. Про пиратов, однако. Ну, Джонни и решил почитать, что интересного про его братию пишут в народе.
Чтение романчика он бросил где-то на прологе, ибо решил, что такой невероятный бред - это слишком, даже про пиратов. Речь в книге шла о какой-то девице "из благородной семьи", ни с того ни с сего решившей податься в "морские авантюристы". Зачем мне знать конец этой нелепой истории, думал Джонни, не бывает в жизни таких вещей, не бывает.
Однако теперь он думал иначе. Дочитай он в тот раз книжонку до конца - возможно, в его голове появилось бы несколько новых идей. По поводу того, как быть дальше с Диззи и ее жизнью на корабле.
Среди пираток от мала до велика, девочек и девушек, таких же, как она, Диззи и впрямь была ни дать ни взять той самой "аристократкой", "неведомо как" оказавшейся в самом водовороте пиратской жизни.
Джонни, ты только посмотри на нее: зачем она - ЗДЕСЬ?
Джонни, все, чему она у нас может научиться, - это пить алкоголь трехсот стран, курить все, что существует в порошкообразном виде, и ругаться так, как стыдятся говорить даже портовые грузчики.
Джонни, ей не место на "Медузе".
Джонни, это девушке нужно более... светское воспитание и образование.
Джонни, прекрати насиловать ее взглядом.
Джонни, блаблаблаблабла...

Как будто он возражал. Как будто сам не видел, насколько Диззи отличается от всех девчонок из его команды - хулиганок, бродяжек, воровок и просто ловких шкодниц, - словом, "детей войны" и "детей своего века", у которых слишком жестоко и слишком рано оказалось отнято все, а осталось в жизни - только их капитан и их корабль. Но...
Но...
Слишком легко и естественно "аристократка" Диззи вошла в их пиратскую "семью". Словно милая их старая знакомая, которую они ждали уже давно.
(... ну конечно. Они давно ждали к себе в экипаж гира командного типа. Потомка самой Джастис. Господи, какая ирония).
Вопреки самым пессимистичным и самым объяснимым же ожиданиям Клэр, пребывание Диззи на корабле в их "порочном" обществе нисколько ее не портило. Во многом это была, конечно, его, Джонни, заслуга; немалых трудов стоило обставить все так, чтобы девушка воспринимала полеты и плаванья на "Медузе" скорее как захватывающее путешествие, полное фантастически прекрасных пейзажей, увлекательных открытий и интересных знакомств, чем как разбойные рейды. В результате всего этого - в налетах на чужие корабли Диззи, конечно же, не участвовала, да никто и не настаивал. В то же время никаких лишних иллюзий относительно законопослушности пиратов "Медузы" она тоже не питала. И всем жилось хорошо.
... с ней жилось просто удивительно хорошо. Все на корабле любили Диззи, такую приветливую, отзывчивую и терпеливую. Самое главное, никто ее не боялся; никто не ругался с ней, не обижался на нее и не завидовал ей - в компании, состоящей преимущественно из девчонок (где одна только взбалмошная Мэй могла десять раз на дню перессориться и перемириться со всеми на "Медузе"), это уже само по себе являлось чудом. Даже неулыбчивая Клэр относилась к Диззи чуть мягче, чем ко всем остальным. Только Диззи Мэй называла своей "сестренкой", хотя таких подружек у нее был - целый их корабль.
Все носились с Диззи, чего уж скрывать, как с жемчужиной. Украшением корабля.
Ее наряжали в самые красивые платья.
Для нее закупали самые интересные и сложные человеческие книги.
Ради нее корабль заводили в самые прекрасные, хоть и опасные места.
Диззи хорошо готовила.
Диззи знала около ста языков.
Диззи могла всего парой слов восстановить мир и гармонию среди расшумевшихся на корабле девчонок.
И теперь "они должны отпустить ее из команды"... Куда, почему?
Зачем?...


* - Она сама может уйти от нас в любой момент, как только захочет, - Джонни криво усмехнулся, - "Медуза" - не межпространственная тюрьма, никто никого не удерживает здесь насильно.
И отвел взгляд. Не тюрьма; скорее, дом - без входа для посторонних или уже без выхода для "своих". Стать пиратом - это вам не в масонскую ложу вступить. Были на его памяти пираты (точнее, пиратки), бросившие свое неправедное дело, возжелав вместо него уверенности в завтрашнем дне, спокойной семейной жизни, нормальных отношений с обществом и все в таком духе. Бросили... точнее, думали, что бросают. Не стать диким крысам ручными, даже если они обрастут белой шерсткой поверх черной и нацепят на шею милый бантик. Одних из бывших пираток "Медузы" отловило Бюро Послевоенного устройства, подвергло допросу с пристрастием (и жизнь всего экипажа "Медузы" потом на целый год превратилась в кошмар наяву) и уничтожили, за все их бывшие "заслуги". Других - не менее благополучно сгнобило общество, с которым они так жаждали примириться. Одну девушку, вошедшую в Орден, церковную служительницу, по слухам, даже убил какой-то фанатик из их же бравых паладинов. Паскудная с ними вышла история, да.
Поодиночке пираты "Медузы" не выживают. А став однажды пиратом - остаются таковыми до самой своей смерти.


* Джонни перевел взгляд на провинившуюся. В его голове возникла обычная в таких случаях незатейливая дилемма: "Подзатыльник или выговор? Выговор или подзатыльник?". Однако вид окончательно убитой горем Мэй, от того, что она не смогла выполнить такое простое задание для своего капитана, своего Джонни, своего... самого любимого мужчины на свете - как всегда, решил эту дилемму в пользу третьего.
В конце концов, поднимать руку на дам на корабле - можно предоставить самим же дамам. С подзатыльниками Мэй преотлично справится и Клэр.
В несколько шагов Джонни оказался рядом с ней и со вздохом приобнял за плечи. Та спрятала лицо где-то в складках его плаща, неслышно всхлипнула - всего один раз. Больше в присутствии гира Тестамента Мэй, по каким-то уж там ее чуднЫм детским принципам, плакать не полагалось.


* - Не припомню, чтобы я кого-то куда-то "засылал", - усмехнулся Джонни.
- Да простят мне все присутствующие цитирование самого себя, - тут он обвел Тестамента, Клэр и Мэй взглядом артиста на поэтическом вечере, - но приказ, отданный мною Мэй, звучал следующим образом: "Ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах не наведываться в лес Эсайлам, именуемый же "Обителью дьявола", без сопровождения Диззи и ни под каким предлогом не досаждать хозяину дома, гиру Тестаменту, насмешками, оскорблениями и прочими выходками, провоцирующими последнего на дуэль". Разве нет? - он повернулся к Клэр.
- Разве да, - краешки рта девушки дрогнули в улыбке.
Всегда помни, отдавая приказы, - что за человеку ты их отдаешь, капитан, и в какой именно форме. И ждет тебя и твою команду небывалый успех.
Старый, как мир, трюк, Джо. Но как мир же - простой и гениальный.


* - Тут с нами история одна на днях приключилась, - вдруг проговорила Клэр, врубаясь в их с Тестаментом разговор, как клинок из обсидиана. Джонни на минуту умолк, пытаясь сообразить, какую же из "историй" она имеет в виду. И это была роковым образом упущенная минута.
- Притащила, в общем, Мэй на "Медузу" мелкую зверушку, - как ни в чем не бывало продолжила Клэр, - Мы еще тогда в Вэлли-Хэлли останавливались. А зверушка на поверку оказалась самой что ни на есть Запретной Тварюшкой.
- Эй, это же был ко..., - попробовал вмешаться в ее монолог Джонни. Ну да, остановить катящийся с гор оползень, честно попытался, ха.
- ... Ну, Джо, конечно, начал возражать: мол, куда нам ее, вымахает же потом в страховидло с когтищами-зубищами-глазищами, и куда мы его такое денем... вернее, сами от него денемся. А я говорю - да ладно, Джо, ну что тебе, в самом деле, пространства для тварюшки жалко? или ты, может, ее боишься? Брось, Джонни, полетели на "Медузе" полным ходом, и всем нам будет весело: и гиру командного типа, и Запретной Твари... Может, еще клон Джастис раздобудем, для полного счастья?! Или Робо-Каев там, с полсотни?!!
Джонни осмелился вставить только молчаливый вздох. Хоть бедра у Клэр и были крутыми, в сравнении с крутостью ее нрава проигрывали даже они. Нелегкая жизнь таки "сделала из нее мужика"; даром что с по-бабски взрывным характером. Хотя, говорят, таким образом они с Джонни неплохо друг друга дополняют. Потому, может, и "Медузой" управляли практически на равных.
- ... пора бы вам, наконец, уяснить, господин Тестамент, - костяшки кулаков Клэр с отрывистым звуком ткнулись в столешницу, - что, согласившись в тот раз приютить на корабле гира командного типа, это мы, команда "Медузы", делаем вам огромное одолжение. Вам, Каю Киске, Ордену, всему человечеству - или в чьи еще головы пришла такая светлая идея! Путешествовать в компании гира командного типа! Гира, одно только крыло которого способно оставить от "Медузы" одни лишь воспоминания и, конечно же, легенды! "Потерянного гира", которого разыскивают как вольные охотники за головами, так и Бюро Послевоенного Устройства всем своим штабом! Да вы хоть знаете, - Клэр скривила губы в сардонической усмешке, - почему эти, из Бюро, до сих пор не нашли ту, кого они так рьяно ищут? Хоть и трясут то и дело нас, на предмет этих поисков, ибо Крау вбил себе в голову, что мы можем знать об этом что-то полезное? Да ПОТОМУ. ЧТО. - даже Бюро отказывается верить в то, что пираты "Медузы" настолько ЧОКНУТЫЕ ПСИХИ!!!, что возьмутся укрывать у себя на корабле гира командного типа!
На что Джонни - опять же, молчаливо - пожал плечами. Сотрудники Бюро - тоже люди, сложно ждать от них чего-то необыкновенного; например, что они найдут спрятанное на самом видном месте.
- ... и приняли мы ее в тот раз в команду, знаете, вовсе не потому, что мы так боимся ареста: нынешней полиции, полагаю, мы немножко не по зубам, - Клэр дерзко вскинула голову, усмехнувшись, - Или так боимся вас. Господин Тестамент.
Джонни взглянул на нее чуть поверх очков. Ох уж эта ему "ничегонебоязнь". Аксель, под два метра идиота, - тоже вон ничего не боится; как бы. Блеск, что сказать. Да вот только есть в "смелости" таких людей нечто до отвращения отчаянное, остервенелое. Людей, считающих, что все самое ценное в жизни они и так уже потеряли и что после того, что им довелось пережить, - ничего страшнее их точно не ждет.
Брехня это все. "Что-нибудь пострашнее" - найдется всегда. Пока живешь, во всяком случае.
- ... а потому, что Джо, - Клэр ткнула пальцем с длинным ногтем в сторону капитана корабля, - у нас - идиотический добряк, который подбирает на свою посудину все, что скулит, пищит, плачет от боли и жалобно моргает глазками. Все, что нуждается, по мнению Джонни, в его покровительстве. Иначе как, думаете, здесь сформировалась бы такая вот команда?
В чем-то она, конечно, была права. Все пиратки из его команды хлебнули в жизни немало горя. Мэй до сих пор снились горящие улицы ее родного города, и больше всего из птиц она ненавидела ворон с невороньими красными глазами. Но только Клэр, у одной только Клэр было за что в равной степени ненавидеть как гиров (именно они, по-человечески разумные существа, организованно и последовательно уничтожали ее родных), так и людей из исследовательского центра (эти, в свою очередь, по косточкам растащили ее парня, который, на свою беду, оказался гиром).
Иногда Джонни даже всерьез задавался вопросом: он что, один на этом корабле... еще не разучился забывать и прощать?


* - Спроси ее мнения на этот счет, - бросил он, не оборачиваясь, - Диззи уже большая взрослая девочка. Захочет уйти - пусть уходит. Куда бы она при этом ни направилась и что бы с ней там ни случилось.
- Вот именно, - подхватила Клэр, странным образом оживившись, - Господин Тестамент, я полагаю, в курсе, что вся информация о члене команды "Медуза" после его ухода - становится соответствующим товаром? Который будет продан любому, кто предложит за него достойную плату? То есть, - тут девушка принялась поправлять сказанные слова, как поправляют складки на одежде, - все мы, конечно, понимаем, насколько это нежелательно, и какие могут быть последствия, но, Джонни, неужели ты...
И тут Клэр внезапно поняла, что она совсем не хотела задавать этот вопрос. Даже более - не нужно было вообще заводить об этом речь.
Это как резко подбросить монетку вверх - а потом молиться, чтоб ни орел, ни решка, и вообще, чтобы монетка не падала на землю или на ладонь, а так и осталась вертеться в воздухе блестящим кружочком.
Клэр во все глаза смотрела на капината "Медузы". Тестамент - спокойнее, но смотрел тоже.
- Неужели ты... Джонни, - от волнения девушка сглотнула образовавшийся в горле сухой колючий ком, - О том, что Диззи... и Бюро, и вообще всем... чтобы узнали... неужели?...
Джонни не смотрел на собеседников. Перед его внутренним взором, словно маленькая балерина в ажурном золотистом платьице, танцевала монетка на ребре.
А затем мир в его взгляде затянула и пригасила привычная тень очков.
- Да.

Видимо, этот случай - какбэ намек. Что хорош уже страдать ролевочками и прочей фигней. Пора взрослеть. Дописывать дисер. Дописывать серьезные фанфеги Х-D Выходить замуж и рожать троих детей, как и хотелось.
Твеновский "занавес над этой сценой жалости", господа. Или как-то так. Люблю себя и свою бойкую руку. Люблю ГыГышечку и всех-всех ее персонажей. Люблю хороших игроков.
Не люблю нупасов.

URL записи

URL записи

@темы: Тестамент, Мэй, Джонни, Guilty gear, дневничковые отыгрыши, закрыто, не закрыто, неигровое