Wim Goldstaub
"Среди нас бывших не бываааеееет" (с)
Юки Теруми (29.10.2013 03:12)
Определенно, сии дворцовые чертоги Юки недолюбливали и имели что-то против него. В смысле, не их обитатели, а сами чертоги: стены, углы, потолки и своды. Самое первое приземление на диванчик (и Кая, помните?), когда Теруми чуть не расквасил себе нос о его подлокотник, книга, разбудившая его толстым корешком по лицу, болезненное соприкосновение спиной с деревянной обшивкой - интерьер чинил ему уже столько подлянок, что прямо и не сосчитать.

Юки Теруми (29.10.2013 03:12)
В этот раз он треснулся затылком о низенький мраморный подоконник. Да так, что несколько минут Юки потребовалось, чтобы прийти в себя и перестать увлеченно следить глазами за тем, как узоры лепнины на сводах потолка завиваются и наслаиваются друг на друга, словно крем, выпускаемый в воздух невидимой рукой кондитера-пироженщика. Удар, как это часто бывало в жизни Юки, прилетел оттуда, откуда его не ждали. И ведь что это за "удар" - так, вроде и не врезал толком, вроде просто оттолкнул с дороги, но эффект вышел таким, словно Юки оказался на пути у "стальной бабы" для сноса зданий {так, ну-ка не ржать, это не хохма над мистером М., это термин такой!!! Х-DD}

Юки Теруми (29.10.2013 03:13)
Помимо боли, чувствовалась, как ни странно, еще и некая... обида. С одной стороны, это было даже к лучшему, как свидетельство того, что он все так же удачно "не вписывается" в этот пластилиновый мир, как и раньше: в конце концов, если ты чувствуешь боль от удара, скажем, затылком - это значит, что ты вроде как его еще не напрочь себе отшиб и есть повод пусть для совсем хиленькой, но все же радости?
С другой стороны, обидно было за все подряд. Его ударили так, словно он заслужил; словно это он кривлялся за столом и на глазах у всех делал из серьезного гордого мужественного воина-оборотня какого-то... бульварного пидораса. Его ударил не кто-нибудь, а человек... хотя давайте без громких слов. Тот, кто даже если и был всего-навсего "придумкой" короля, то "придумкой", вызывавшей наибольшее уважение из всей его, прости Господи, свиты. Наконец, этот... человек ударил его абсолютно без злобы, без ненависти и вообще каких-либо эмоций. Словно небрежно отмахнулся от комара или не слишком аккуратно отодвинул в сторону, допустим, шкаф.
А вот это было уже слишком.

Юки Теруми (29.10.2013 03:13)
В прежние времена, когда Юки еще не так хорошо владел парными ножами, а в баре за ним еще не так тщательно доглядывали и берегли, аки зеницу ока, - бывало, его вылавливали и били в поздновечерней подворотне. Но даже те уроды вкладывали в свои побои ненависть! Так, что не чувствовать ее было просто невозможно. И она, по сути, была единственной наградой и единственным утешением для Юки впоследствии, ведь он-то хорошо понимал, что чью-то настолько сильную нелюбовь - заслужить иной раз не проще, чем любовь.
А тут... Юки чувствовал себя обманутым. И почти обокраденным.
Уцепившись за тот чертов подоконник и стараясь не покачиваться из стороны в сторону, парень поднялся на ноги - скорее, из чистого упрямства и гордости, не воспользовавшись помощью услужливо подскочившего Кая: не хватало еще, чтобы король отчитывал его, валяющегося на полу, глядя сверху вниз!

Юки Теруми (29.10.2013 03:14)
- Мне кажется, это уже ваша оплошность, ваше величество, - Юки дерзко вскинул голову, стараясь говорить так, чтобы привлекать внимание всех присутствующих в зале, в том числе Кэтти и компании: пусть тоже послушают, им полезно знать, что за дела здесь деятся.
- Это ведь вы отмеряете здесь боли и всяких негативных эмоций каждому? Почему вы не позаботились о том, чтобы этот придурок ничего не почувствовал и ни о чем не сожалел? Впрочем, - Юки посмотрел туда, в каком направлении выбежал доктор, - еще не поздно все исправить. Нарисуйте новую широкую улыбку на его кукольном лице. Бережно причешите ему его драгоценные волосы. Выньте из его головы воспоминание об этом паршивом утре, в конце концов!

Юки Теруми (29.10.2013 03:15)
На ум почему-то опять пришел тот сон про игрушки и их маленького, но такого серьезного хозяина с глазами столетнего мудреца; настолько ярко, словно снился он недалече как вчера.
Откуда-то очень издалека, из глубины безнадежно и бесповоротно раздвоенного сознания такого сердитого сейчас молодого человека, из его глаз, желтых от злобы и зеленых от отравившего взгляд ехидства, на короля взирал Хазама. В искреннем сожалении от всего случившегося, в глубоком раскаянии.
"Юки", - послышался его вздох. Словно тронули за плечо.
"Ну что?!"
"Может быть, ты уже заткнешься? Может, хватит лезть в бутылку? Ты-то пока еще и умереть здесь можешь, и боль чувствовать. Так зачем ты опять берешься дерзить человеку, про которого знаешь, что он может с тобой сотворить?"
"Знаешь, а мне на это похуй", - вдруг совершенно спокойно ответил Юки. Хазама пришел в замешательство: хоть ругательств, которые знал и которыми пользовался при каждом удобном и не очень неудобном случае Теруми, хватило бы на толстый словарь - обычно он не употреблял ни одного в их кратких диалогах. Для этого действительно нужен был Серьезный Повод.

Юки Теруми (29.10.2013 03:15)
"Пусть уж лучше меня здесь убьют", - Юки прищурился, не отрывая взгляда от короля Наруми, - "Пусть уж лучше я нарвусь на неприятности и меня здесь порешат. Чем если я так и останусь в чужом мире и превращусь в чужую игрушку... как остальные".
Кстати об игрушках его величества. Даже боль не унесла на своих тяжелых волнах плывущего от него сознания тот интересный момент, когда Киккури дрожащими руками приглаживал свои волосы, точно гриву сказочной лошадки-пони, бесслезно-беззвучно всхлипывал и повторял "Волосы, мои волосы, мама, мамочка, волосы...". Такой беспомощный взгляд и подрагивающая нижняя губа естественно бы смотрелись на лице ребенка и не менее же естественно они выглядели на лице ребенка-дауна, которому, по его же словам, перевалило за вторую тысячу лет. Значит, волосы - это и есть слабое место этого недоделанного Самсона?... В чем же тут дело, Юки так и не понял до конца, но на всякий случай завязал себе памятный узелок на этой ниточке. Потому что упускать ее было нельзя.

Юки Теруми (29.10.2013 03:16)
Похоже, на прогулку их все-таки конвоировали. И никак иначе. С мелькавшем то тут, то там бумажным разноцветным шутом Киккури, увязывающимся собачонкой, отстающей на один деликатный, но преданный шаг Каем и замыкающим прогулочную процессию (которая получалась, в целом, довольно-таки мрачной, несмотря на царящее вокруг веселье) Оками - Юки чувствовал себя чуть ли не бОльшим арестантом, чем те трое, которые действительно были кем-то вроде.
А городская ярмарка смыкала свои волны вокруг них.
От машинального разглядывания цветных вывесок, витрин, украшений и прохожих, с лицами и без, отвлек Кай. Снова Кай. Да что же мальчишка все никак не уймется. Его, похоже, не прошибали ни издевки, ни оскорбления, ни даже пинки, вздумай Теруми поддать ногой этому спаниелю. И, самое ведь главное, - почему вечно он, Юки? Пахнет он, что ли, как-то по-особому для этого постоянно крутящегося под ногами щенка?

Юки Теруми (29.10.2013 03:16)
Юки остановился и, положив руки на плечи паренька, взглянул на него со всей серьезностью. Увидь он такую серьезную мину у себя в зеркале - наверное, не удержался долго и разоржался бы, прижавшись лбом к стеклу и обхватив руками раму. Но тут... возможно, получилось бы позабавиться. Немножко.
- На самом деле мне ужасно стыдно за все, что я сделал этим утром, Кай, - серьезности, еще больше серьезности в лице и голосе и суровости к себе, Теруми! Публика жаждет, - Я не должен был так жестоко поступать с Киккури за невинную и повеселившую всех шутку, ведь он - наш друг. Но я осознал все свои ошибки и честно обещаю исправиться. И спасибо, что веришь в меня. Твое хорошее отношение ко мне для меня ТАК ВАЖНО.
Закончив свою проникновенную, хоть и на ходу сымпровизированную речь, Юки заглянул в глаза Кая. И только удрученно вздохнул: судя по их выражению "Я за вас - и в огонь, и в воду, господин Юки!", мальчишка не смог бы распознать сарказм Теруми даже прочитав над ним надпись, сделанную на его родном языке. У-ди-вительный непрошибаемый человек.

Юки Теруми (29.10.2013 03:16)
И все же этот его взгляд преданного солдата... И слова "я всегда буду на вашей стороне"... Вот что как раз точно не являлось ни сарказмом, ни даже позерством. Вот что полезно было бы запомнить, как и секрет радужных волос Киккури. А потом, при случае, если действительно понадобится, - и... напомнить давшему обещание.
А дальше между ними повис невесть откуда нарисовавшийся всеми красками палитры Киккури, к вящему неудовольствию Кая, немного потолковал о чем-то с мистером М. и, дав тому своеобразную "взятку" в виде сладостей, потащил Юки за собой, не закрывая рта ни на секунду и не удосуживаясь при это что-либо объяснить. Все-то у этого парня выходило суматошно и быстро.
В том числе - путь на любые расстояния.
- Куда..., - перед ними мелькнула широкая улица, - ...ты..., - два перекрестка, - ...меня..., - чей-то памятник, - ...ведешь..., - узкий переулок, - ...полудурок? - закончил Юки, обнаружив, что они как раз пришли.

Юки Теруми (29.10.2013 03:17)
Махинации Киккури с окружающим пространством вывели их в подворотню. Сюда нарядная ярмарка, кажется, не заглядывала; во всяком случае, сложенные из грубого кирпича стены, упирающиеся друг в друга взглядами заколоченных окон, арочный проход с нависающим над ним этажом - почему-то с бревенчатыми, а не кирпичными стенами, - и зеленые растеньица в пыли, понемногу дотягивающиеся лапками до подоконников, ярмарку, похоже, знать не знали. В кустистых зарослях неизвестного растения, похожего на цветущий шиповник, едва угадывалась серая, порядком облезлая дверь из деревянных досок.
И все.
Кругом - ни души. Ни людей, ни бродячих животных - собак там или тем более, фшшшш, кошек.
Ни одного... свидетеля.

Юки Теруми (29.10.2013 03:17)
В Юки зашевелилось привычное недоброе чувство. Идеальный момент. Перерезать глотку этому кретину, быстренько избавиться от тела своего "конвоира", скрыться где-нибудь в городе на время - Боже, да сколько раз он проделывал это у себя в мире! Столько, что Медиатор всерьез подумывал о том, чтобы накопать на заднем дворе "Трижды платящего" маленькое сентиментальное кладбище...
Главное отличие этого места и, следовательно, главная же проблема состояла в том, что в нормальном мире жертвы Юки безропотно умывались кровью где-нибудь рядышком, на асфальте, а не приделывали себе вместо этого отрезанные руки и ноги. И даже такой умнейший человек, как мэр их города, не смог бы найти Теруми минут эдак через... пять после того, как тот где-нибудь затаился бы.
Пока Юки предавался этим нерадужным (несмотря на присутствие Киккури) мыслям, разноцветный придурок немного повальсировал с, видимо, пожилым хозяином дома, показавшимся из-за серой двери, а потом без раздумий втолкнул Юки в эту самую дверь.
Место, скрывавшееся за ней, внутри напомнило Теруми китайскую сувенирную лавчонку: тот же запах дерева и ароматических палочек, тот же полумрак, усиленный тусклым светом из немногочисленных лампадок, те же сплетенные изо всякой всячины шторки...

Юки Теруми (29.10.2013 03:18)
- Пшел вон! - Юки в раздражении отпихнул от себя доктора, не столько из-за подаренного, словно какой собачонке, поцелуйчика в нос, сколько из-за вновь начавших сгущаться недомолвок, - "Важная фигурка", значит? "Сердечко, которое не работает", значит? Ты собираешься мне что-либо объяснять, нет? Или, может, хочешь, чтобы я сначала подкоротил тебе твою цветную причесочку, да так, что Эдварду Руки-Ножницы и не снилось?
Складной финский нож щелкнул задорнее парикмахерских ножниц.

Юки Теруми (30.10.2013 03:17)
- ... ну все. Хватит, - послышался голос Хазамы. Хотя окружающие, как правило, не замечали особых изменений в модуляциях (голос-то у них был один на двоих, в конце концов): легко ли, думаете, отличить соль-диез от ля-бемоля вне тональности, не обладая слухом, как у скрипача?
И вряд ли - по голосу - это заметили сейчас Киккури и старичок с бородкой, заплетенной в косу.
Чем-то каждое его "возвращение" напоминало самому Хазаме медленное и плавное выныривание со дна океана - хотя глубоководное погружение он никогда не любил: все эти ощущения, когда водная толща давит на тебя со всех сторон и грозит вот-вот расплющить - они не каждому придутся по вкусу.

Юки Теруми (30.10.2013 03:17)
Но на самом дне океана было... спокойно и пусто. Сюда не проникали тревожащие звуки внешнего мира. Сюда дотягивались только лучи разлившегося по поверхности и растворенного в воде солнца - правда, их прозрачные пилоны окрашивались в синие, голубые и бирюзовые оттенки, веером расходящиеся от скопления белого света. И весь мир был виден сквозь воды этого океана, как сквозь магический кристалл с текучими и постоянно меняющимися гранями.

Юки Теруми (30.10.2013 03:18)
Лезвие "бабочки" тихо-мирно вернулось обратно в плашки, сам нож юркнул куда-то обратно в рукав. Хазама потер лицо обеими руками, неглубоко вздохнул, как и впрямь пловец после нырка.
- Извините, последнее было не вам, - как можно более сухо пояснил Хазама в сторону стоящих около. Киккури покачал головой; в его взгляде читалось, кажется, - о боги - сочувствие. Такое профессиональное, с каким лечащий врач-психиатр обычно глядит на больного, мнящего себя Моцартом, который пять минут назад скакал по палате, напевал арию Фигаро и подтаскивал доктору стул, говоря, что ему несказанно повезло побывать на единственном концерте в Европе, даваемом гениальным пианистом.
Удручает, не правда ли? Однако сочувствие в глазах якобы доктора, который сам не то свихнулся, не то весьма убедительно притворялся таковым с неизвестной целью - удручало просто НЕСКАЗАННО.

Юки Теруми (30.10.2013 03:18)
"... хватит, говорю, выставлять себя злобным агрессивным придурком. А еще хватит уже цепляться к его волосам", - последнее замечание, адресованное лично Юки, по счастью, уже не было высказано вслух.
"Ну вот, и ты туда же", - не замедлил высказаться Теруми, - "Да что в этом такого? Ему должно быть, по большому счету, все равно. Он не может ничего чувствовать, чтобы жаловаться на дурное обращение".
"А знаешь, Юки...", - вдруг промолвил Хазама задумчиво, словно желая поделиться с собеседником какой-то новой интересной мыслью.
"Что?"
"В нашем мире ты прекрасно знал, что люди могут чувствовать и боль, и грусть, и страх, и отчаяние... Однако это - тебя не останавливало. Ты и с ними обращался, как с вещами".
Юки только хмыкнул в ответ на это. Причем смешок прозвучал, конечно, не столько неловко, сколько самодовольно.

Юки Теруми (30.10.2013 03:19)
Усевшись рядом с Киккури, парень только сцепил пальцы на уровне лба и висков и уперся взглядом в столешницу. Лично он все-таки ничего не имел против этого шумного, болтливого и дурашливого человека, а потому за выходки Юки перед ним было совестно. Самым разумным и полезным, наверное, сейчас было бы... абстрагироваться от всех его хихиканий, шуточек и - да что ж такое, в самом деле! - чмоканий, да? И лучше повнимательнее послушать, о чем он говорит с хозяином "сувенирной лавки".
А говорил Киккури, будучи верным себе, много. Бойко. Сыпал словами, как горохом, и перекидывал темы разговора друг через друга, как цветные мячики. И как только старик его вообще понимал и даже кивал с серьезным видом. Определенно, для полноценного общения с таким, как Киккури, требовался свой этикет - которым Хазама, к сожалению, пока не владел.

Юки Теруми (30.10.2013 03:19)
Однако постепенно их беседа выруливала на по-настоящему серьезную и значимую для Хазамы тему. Парень не поднял на них головы, но насторожиться - насторожился. И вслушался.
"Внешний мир"?
(наверное, у Юки снова зазолотились глаза)
"Задерживать существ"?
"Призыв возврата"?
- Но мне надо! Мне надо туда попасть! У меня нет времени! - воскликнул вдруг Киккури, видимо, потеряв терпение. "Так что ж ты снова не откроешь свою черную дыру, а клянчишь у кого-то помощи?" - съехидничал Юки, но Хазама едва обратил внимание. Камнем преткновения в их со стариком споре, как понял Хазама, был как раз-таки сам он. Неужели они наконец-то поняли, чем грозит пребывание такого охочего до хаоса и разрушений существа, как Юки, в мире упорядоченности, и их хотят отправить наконец домой?
Но тогда почему, интересно, туда так рвется и Киккури? Поискать на должность королевского фаворита мальчика покрасивее и посговорчивее?

Юки Теруми (30.10.2013 03:19)
- О, не волнуйся, позже я тебе все обязательно объясню, - почти нараспев произнес Киккури, словно (или действительно) прочитав все его мысленные вопросы. Парень расхаживал по комнате, словно по зеркальному лабиринту, заглядывая то в одно, то в другое стекло в оправе, как в оконца: там кому-то помашет, тут кому-то пошлет воздушный поцелуй, там кому-то погрозит пальцем, тут кому-то скорчит рожицу... Хазама потер висок: умноженный с помощью зеркальных отражений Киккури - испытание не из легких: его-то и в единичном количестве казалось иногда слишком много.
- Конечно. Вы объясните мне все то, что посчитаете нужным объяснить, - Хазама пожал плечами, - Люблю, когда фразы договаривают до конца, доктор Киккури.
- Ты ведь отправишься со мной в ваш мир?
Куколка в руках Киккури вопросительно склонила головку набок, парень в точности повторил ее движение и даже угол наклона.

Юки Теруми (30.10.2013 03:20)
И глаза Юки снова, против воли Хазамы, вспыхнули. Конечно, отправится, еще бы!
- Но вернуться туда навсегда ты, конечно же, не вернешься, - кукольные ладошки обхватили личико, девочка словно бы сокрушенно покачала головой в разные стороны; синхронно покачал головой и Киккури. Через минуту - тряхнул своими разноцветными волосами (нитяные волосики на голове куколки повторили движение) и рассмеялся: - Ну, как говорится в одном славном анекдоте, не путайте курорт с эмигра... ой, нет, в твоем случае - даже с департацией!

Юки Теруми (30.10.2013 03:21)
"Как?" - чуть не воскликнул Хазама от удивления, - "Какой же тогда вообще смысл в моем возвращении? У меня ведь там... меня же там...". И опустил голову: а в самом деле, к кому бы ему там возвращаться? И зачем? В том мире все, кто бы то ни было, ждали возвращения Юки. Который приносил бару "Трижды платящий" хорошие деньги своей ловкостью рук и зоркостью глаз. Который был кем-то вроде любимца их странной компании, хоть и успел попортить в ней всем немало крови. Который был харизматичным, который поддерживал в баре нужную атмосферу и нужную репутацию, по выходкам которого, даже самым опасным и аморальным, через несколько дней все равно начинали скучать...
В том мире ждали Юки Теруми. Потому что никакого "Хазамы" ни для кого, по большому счету, не существовало.

Юки Теруми (30.10.2013 03:21)
- ... но зато обещаю тебе показать кое-что интересненькое! Юки-чи ведь меня очень не любит?
Хазама вздохнул и честно посмотрел на Киккури:
- Поверьте, в его случае ваше "не любит" - звучит еще как "обожает", правда.
- Так это же хорошо! - невесть чему обрадовался доктор, - Тогда то, что вы с ним увидите, будет ЕЩЕ интереснее! Ну так что? По рукам?
"Подразниться решил, сукин сын", - мрачно сделал свои безапелляционные выводы Юки, - "Помахать перед носом возвращением домой, значит. Допрыгаешься ты у меня, гад, все же. Допрыгаешься и доулыбаешься".
Хазама посмотрел на куколку, протянувшую ему плюшевую ручку.
- По рукам.
И зажал игрушечную ладошку между указательным и средним пальцами.

Юки Теруми (30.10.2013 03:22)
Увидев принесенный на стол поднос с двумя таблетками, Хазама чуть вскинул брови: наркотик?
- Тебе ведь не впервой, да? - поддели его откуда-то слева. Разумеется, не будь эта шутка плоской, как доска, - Киккури не был бы Киккури. Но Хазама, которого внезапно одолели воспоминания, понял ее как-то иначе, чем, наверное, полагалось.
- Правда ваша. Не впервой, - наконец ответил он.

- Как-к-кого черта?... Нет, ты только посмотри на него! Чем он опять таким накачался?! И что там за херь бормочет себе под нос?
- Разговаривает с ангелами, - ответил "Кевин" Медиатор, ни разу еще не подводивший и в таких случаях, - Как и все после пары щепоток "ангельской пыли".
- Вот зеленоволосый сучонок, а...
- Помоги лучше втащить его внутрь.

Юки Теруми (30.10.2013 03:22)
... даже если б Киккури и увидел тогда его лицо - вряд ли он сильно бы этому обрадовался.
- Обе желтые? А как же синяя и красная? - Хазама улыбнулся. Однако в нафантазированном мире короля Наруми этот легендарный фильм, кажется, не был так известен, как у него дома, потому эту шутку уже не поняли ни Киккури, ни старик.
После принятия подозрительной пилюли от него потребовалось, по законам жанра, расписаться собственной кровью. Да не где-нибудь, а прямо на губах ухмыляющегося Киккури. Хазама недоверчиво покрутил головой: уж слишком "склеенным" казался ему этот ритуал, из разных канонов и правил, словно понадерганных из всех книжек о магии и мистике разом, которые читал в отрочестве Юки. Однако по чужим губам он мазнул указательным пальцем, как и было велено. Губы тут же разулыбались еще шире, хотя казалось бы - куда еще.
- Как быстро ты его отдернул. Боишься, укушу? - Киккури, озоруя, прищелкнул зубами, затем высунул самый кончик языка и так и остался с ним сидеть, смешно скосив глаза, - А может, я хотел еще и облизать...
И то ли старику надоели балагурства Киккури, то ли пожилой человек просто устал от его болтовни - но в следующий момент он тоже сделал то, чего, видимо, хотел уже давно: наградил остряка тяжелым пинком.

Юки Теруми (30.10.2013 03:23)
... наконец проморгавшись от яркой вспышки из того зеркала (словно рассмеялось полуденное солнце в самые глаза), Хазама обнаружил, что они оказались в чьей-то... квартире. Кроме вспышки, он помнил и обрывок заклинания, прочтенного над ними стариком, и его наставления: "Но учти, вздумаешь попытаться сбежать от Киккури - сгоришь, как спичка. Пых! И снова окажешься в королевстве правителя Наруми".
Хазама облокотился о перила балкона, окинул взглядом освещенную и оживленную магистраль, окна домов, до засыпающие, то снова просыпающиеся... Да. В отличие от мира короля Наруми - этот мир был, скорее, спроектированным, чем придуманным. В него было вложена уйма расчетов и точности - и практически ни капли чьей-то... души.
Зачем ты сюда вернулся, Хазама? Что ты здесь забыл?
А что забыл - там?
- "... платящего"? - машинально подсказал парень, услышав Киккури. И тут же покрепче вцепился рукой в перила, дабы не осесть на не слишком старательно вымытый пол балкона.

Юки Теруми (30.10.2013 03:24)
"Да что это за фрик такой?"
"Цветные волосы..."
"Глаза наглющие..."
"Эй, ты ведь Юки, да? Поговори со мной? Я же тебе нравлюсь?"
"Обознался. Что еще за "Юки"?"
"А ты - эгоистичная шлюха и вообще, дрянь, каких мало!"
"Да отпусти же ты меня уже, ничего я ему не сделаю!"
"Если вам что-то не нравится здесь - так в округе полно других баров!"
"Так зачем ты приперся и какого черта хочешь от меня?"

. . .
"ДАВАЙ УПАДЕМ В КРОЛИЧЬЮ НОРКУ?"

Ленту кадров из прошлого словно пустили на ускоренную перемотку, так что и голоса слились в единый шепчуще-шипящий хор.
Все, кроме одного. Последнего. Он своей фразой просолировал незабываемо чисто и звучно.
- Не стриптизером, доктор Киккури, - спокойно поправил Хазама, - И не подрабатывал, а, скорее, работал. Ммм... кажется, отсюда я смогу довести нас до того... места. И лучше бы нам поспешить, пока не заявились хозяева дома.

@темы: не закрыто, закрыто, асечное, Юки Теруми, Кэтти, Искуны