Wim Goldstaub
"Среди нас бывших не бываааеееет" (с)
Юки Теруми (30.10.2013 20:13)
Ну здравствуй, город электрических солнц и неоновых созвездий. Здравствуй, город, просыпающийся для настоящей жизни только ночью. Здравствуй, город, гудящий дорогами и двигателями, словно сам - огромный механизм. Здравствуй, город одухотворенный - выхлопными газами машин и сероводородом. Я снова - часть тебя, пусть и ненадолго.

Юки Теруми (30.10.2013 20:13)
Ты скучал? Ну-ну, не запахивай свои окна шторами и не загораживай витрины навесами, делая вид, что совсем-совсем нет. Скучал, я знаю.
Ну что ж... взаимно.
Кажется, от всего увиденного, услышанного и внезапно хлынувшего в их жизнь, хоть и прежнего, но - по-новому, потерял дар речи даже попугай Киккури. Подозрительно надолго потерял: все-таки полчаса пешего хода, когда, по идее, так и тянет поболтать ну хоть о чем-нибудь - это вам не шутки. Хазама несколько раз даже оборачивался посмотреть, все ли с ним в порядке.
На каком-то перекрестке улиц доктор внезапно сильно отстал. Оказалось, он и не думал идти следом: запихнул руки в карманы, прислонился к фонарному столбу так, что даже немного сполз вниз по нему спиной, и запрокинул голову. Лампа у фонаря перегорела, однако положение выручала луна, почти доросшая до своей полной круглой формы. Оттуда, где стоял Киккури, было видно, что висела она почти под самым плафоном. И свет давала яркий до немного неестественного, лампового.

Юки Теруми (30.10.2013 20:14)
Глаза Игрока, внимательные и зоркие не только до незаметных пометочек на рубашках чужих карт, замечали в облике города, где он прожил столько лет, кое-что... новое. Не радующее глаз.
"Если те, кто строил все это, заботились только о пригодности для жилья и больше ни о чем - то все у них получилось".
"Зато здесь все - настоящее", - с досадой откликнулся Юки, - "Да и что еще, по-твоему, может быть нужно людям от нормального города? Долго ли ты проживешь в картинке из книжки и не сойдешь с ума?"
"Нужно?" - переспросил Хазама и задумался, - "... нет. Не только удобство и комфортабельность. Не только...".

Юки Теруми (30.10.2013 20:14)
За поворотом приветственно мигала вывеска "Трижды платящего". Похоже, они пришли? И многое ли здесь изменилось за последние... двадцать (?) лет со дня Великого Падения Юки в Кроличью Нору? Только не вывеска над входом, во всяком случае. Хотя с тех пор у нее появилась небольшой "компаньон": простенький, немигающий указатель с оттопыренным в сторону пальцем, гласящий "А больница все за тем же углом, и не говорите, что вас не предупреждали". Те, кто был знаком с этими окрестностями, шутку оценили бы: "за углом" находилась пивнушка под названием "Грех Ноя", а до нормальной больницы топать было еще два квартала.
Впрочем, тут уж каждому было прописано свое "лечение". Смотря что у кого болело. И насколько сильно.

Юки Теруми (30.10.2013 20:15)
В переполненный бар Юки вошел, как кот в жилище, в которое вот уже лет пять возвращался с каждой своей прогулки. Недостатка в гостях и клиентах здесь по-прежнему не наблюдалось, завсегдатаи по-прежнему же держались немного особнячком и неуловимо выделялись из общей массы, а слухи о них, чужие секреты и черненькие историйки все так же недобро ютились по углам, в щелях между дверцами барной стойки, под половицами и меж диванных подушек. Никаким "скелетам в шкафу" здесь, понятное дело, не осталось бы места.
"Можешь особо не лыбиться по сторонам", - буркнул Хазама, пока Юки расхаживал по залу, жадно вслушиваясь в оживленные разговоры посетителей и всматриваясь в обстановку, - "Мы здесь все равно ненадолго. К тому же, старик ясно сказал, что нас все равно никто не узнает и не упомнит".
- А вы кто такие, чтобы спрашивать Искорку? - Папа "Крис" как раз подтверждал вышеутвержденное, - Эта счастливая звездочка сияет на небосклоне не для всех. И... хм, общаться она тоже любит не со всеми подряд.

Юки Теруми (30.10.2013 20:15)
"Ну и что", - как-то подозрительно беспечно и покладисто отозвался Юки; он, похоже, действительно чувствовал себя здесь как дома, поскольку "дома", собственно, и был - "На пять минут так на пять минут. Не узнали так не узнали. Смотрю, те идиотские обои со стрелочками все-таки поменяли, а вон там прибили новую полку, часы наконец-то завели, я уж решил, не додумаются... О, новые лица?"
"Где?"
"Смотри воон туда".
За столиком сидела незнакомая девушка, очень молодая, даже юная, лет восемнадцати. Выглядела она совсем не как прочие дамочки в баре: никакой косметики на лице, только щеки чуть вспыхнули, скорее всего, от выпитого уже вина, и губы, яркие сами по себе, не от помады и по-детски припухлые. Небрежно промелированные волосы явно нуждались в обновлении стрижки, и кофточка на девушке была в каких-то цветочках, с длинным рукавом, едва открывавшая шею. Тем не менее, по ее позе, манере себя держать и разговаривать чувствовалось, что в баре "Трижды платящий" она уже не первый день. И, скорее всего, не последний.

Юки Теруми (30.10.2013 20:15)
- Интересно, что за имя здесь дали этой скромняшке... Эй, Скромняшка! - наугад выкрикнул Юки, и девушка подняла на него взгляд, пока все еще чересчур лучистый и чересчур доверчивый.
Ну вот. "Новое имя" у нее уже есть. Значит, она уже - "жительница" их бара. А значит, "Трижды платящий"...

Юки Теруми (30.10.2013 20:16)
Интересно, в кого же он превратит... ее?
- Так а мы и хотели же с вашей Кэнди п-р-о-с-т-о п-о-о-б-щ-а-т-ь-с-я, - Киккури тем временем разжевывал хозяину заведения свое пожелание по буквам, как безнадежно непонятливому человеку; и пока делал это не так громко, но, судя по тону голоса, ползущему вверх, скоро Киккури будут слышать даже в "Грехе Ноя", - Или что же... О чем это вы подумали?! Чтобы мы! братья!! уважающая себя ГЕЙ-ПАРА!!! - Хазаму как живое доказательство немедля дернули к себе, - И с этой вашей... ЖЕНЩИНОЙ?!! Фуууууу!..., - Киккури скорчил рожу, словно гурман, углядевший в дорогущем супе муху. А смотрел на него, точнее, на них с Хазамой вот уже правда весь бар.

Юки Теруми (30.10.2013 20:17)
- Нет, для такого действительно надо быть какими-то невероятными извращенцами! А мы - НЕ извращенцы!!
Заведенные на стене часы добросовестно отсчитывали минуты. Минуты, отмеренные терпению Папы "Криса", и без того не слишком долговечной штуке. Юки следил за секундной стрелкой и гадал, когда же их вышвырнут из бара. Вот чего-чего, а гомосеков в "Трижды платящем" не жаловали. А судя по тому, чего и так сверх положенного наплел Киккури - лететь после вышвыриванья они, скорее всего, летели бы до самого "Мемфис Гриззлис", где им подобным и было место.

Юки Теруми (30.10.2013 20:17)
Минутная стрелка успела переползти с единички на двойку, пока Папа складывал в уме слова "Братья", "Геи", "НЕ извращенцы", "Женщины-фуууууу!", соображал, почему легче помножить шесть на семь или даже получить корень из числа пи в уме, чем сложить эти слова вместе и постичь суть. В результате у Киккури обнаружились - ну кто бы мог подумать! - vip-пропуски, которые было невозможно отличить от настоящих. И еще несколько слов он потратил на то, чтобы уломать Папу проводить их сразу в апартаменты "Кэнди", потому что в баре им точно делать нечего. На предупреждение, что там, где она живет, размещены камеры и поэтому лучше б им оставить все свои "выкрутасы" где-нибудь здесь, на диванчиках, Киккури разухмылялся совсем уж похотливо и ответил, что великодушно разрешает охранникам наслаждаться записью, которая будет оставлена на камерах, хоть до мозолей на руках и, мда, прочих органах. Потому что они с Юки уже давно вместе и "выкрутасов" знают "ох как мнооооооооооооооога!".

Юки Теруми (30.10.2013 20:17)
Для Хазамы так и осталось неясным, почему Папа "Крис" таки не вытурил их из бара. Впрочем, не только Юки, но и он уже заметил ту странность, что рядом с Киккури люди порой наливали себе чай, хотя собирались выпить кофе, вслух и по слогам называли что-нибудь вроде номера банковской карты и пароля от нее заодно и совершали массу других нелепых и труднообъяснимых поступков.

Юки Теруми (30.10.2013 20:17)
Уже у самого выхода на лестницу к Папе "Крису" вдруг обернулся так и неузнанный за сегодня Юки Теруми.
- Простите его, - губы парня покривились в ехидной улыбке, которая, возможно, и могла показаться смутно знакомой, - Он действительно мой брат. Просто олигофрен. Так вот живем вместе и мучаемся. Ах да, кто-то мучается с ним и в постели. Он любит мальчиков. А я... я люблю сонаты Гайдна.
И прозвучавший смешочек Юки так и не дал понять, то ли все это он говорил серьезно, то ли, как всегда, издевался и злословил.

Юки Теруми (30.10.2013 20:18)
Там, где жила Искорка в свое, так сказать, не рабоче-барное время, ни разу не были ни Хазама, ни Юки. Да и оба туда не особо рвались. Ну вот что любопытного можно обнаружить в жизни и в квартирке женщины среднего возраста и среднего достатка, живущей одиноко и достаточно обыденно?
Это внизу, в зальчике "Трижды платящего" Искорка вся искрилась и сияла, и рассказывала о себе невероятные вещи, и смеялась, беззаботно, как девочка, и пила алкоголь ни каплей больше, чем положено настоящей леди, и умела, говорят, потрясающе целоваться (чего Юки в свое время, кажется, не оценил)... А здесь, у себя и наедине с настоящей собой, она была Кэнди, разведенной, а может, никогда и не замужней женщиной, бездетной и даже беспитомцевой, с беспорядком в голове и бардаком в комнатах. Впрочем, последний бардак теперь - стал еще и бардаком, откомментированным Киккури до последнего носка, брошенного не на свое место и навек разлученного, таким образом, со своей парой.

Юки Теруми (30.10.2013 20:18)
Самому Хазаме не было никакого дела что до чужой немытой посуды и несвежего нижнего белья, что до тарарама в чужой голове - благо хватало и в своей собственной. Поэтому он просто освободил на диване место от журналов и одежды, видимо, оставленной для глажки, сколько смог, и присел... точнее, упал, поскольку его туда толкнули, манерно вытянув напоследок длинные пальцы. Да еще и улеглись потом сверху, головой на колени, и свесив перекинутые через диванный валик ноги.
- А сейчас на этом славном диванчике мы с тобой будем предаваться разврааатууу..., - шепнули ему с характерными интонациями и повели его же рукой по рядочку пуговиц на рубашке, - Обещал же я тебе веселенького, а?

Юки Теруми (30.10.2013 20:18)
Зеленые глаза глядели на него в упор и издевательски смеялись, сейчас очень напоминая глаза Юки, которые Хазама иногда мимолетно видел в собственном отражении. Неприятные моменты, напоминающие о том, что твоя шизофрения не рассосалась сама собой, а благополучно прогрессирует. С другой стороны, с такими зубоскалами, как Юки, у Хазамы всегда был разговор короткий.
- Ну вот еще! - парень рассерженно дернулся, пытаясь сбросить доктора если не с дивана, то со своих колен точно, и выдернуть руку из его хватки, - Сказали бы сразу, и я повел бы вас не сюда, а прямо в "Мемфис Гриззлис".
- Ты что, идиот? - возмутился вдруг Киккури, словно бы и не он до этого приставал к парню с непристойностями, - К нему с делом серьезным обращаются, а он придуривается сидит! Эй... пожалуйста, - вдруг попросил доктор тоном, каким не просил, во всяком случае, его, Хазаму, ни разу и ни о чем. Тихим. Искренне серьезным. И взглянул тоже серьезно. Грустно.

Юки Теруми (30.10.2013 20:19)
Как из двух зеленых стекляшек получилось сделать такие выразительные глаза этому клоуну?
- Ты правда должен увидеть. Я же обещал тебя развлечь и повеселить? Можешь не расстегивать, просто задрать. Пожалуйста.
Вот это да. По виду доктора Киккури, всегда такому веселому и неунывающему, ни за что нельзя было сказать, что за...
... отвратительные черные струпья, где-то сухие, а где-то мокнущие, он носит на своем теле под одеждой.
- Смотри-смотри, малыш, - сказал Киккури, поплотнее сжав пальцы Хазамы на своих глазах, - Я-то уже на них насмотрелся. По горлышко.

Юки Теруми (30.10.2013 20:19)
И Хазама смотрел и рассматривал, почти против своей воли ("Руками только не трогай!" - предупредительно зашипел Юки, - "Не хватало подцепить эту заразную дрянь от него!"). Даром бы еще пятна просто темнели на коже, как синяки или пигментация - некоторые из них заметно расползались прямо на глазах, захватывая здоровые участки, некоторые вскрывались с противным звуком лопающейся кожи, а некоторые... те, что засыхали - образовывали каменную корку, а потом и целые наросты, которые впивались в плоть, словно осколки базальта.
- Н-но ведь... Вы же доктор, вы должны в этом разбираться, - залепетал потрясенный Хазама, как только к нему вернулся дар речи, - Что это может быть... не знаю, черная чума, синдром Элерса-Данлоса там какой-нибудь, болезнь Аддисона??...
Однако это, судя по всему, не было ни тем, ни другим, ни третьим. По-прежнему не убирая руки с глаз, доктор тем же тихим голосом рассказывал об истории появления этих пятен... об истории придуманного мира... и кое-что новое о себе.

Юки Теруми (30.10.2013 20:21)
- ... подумать только. Я-то представлял, как она там вся переживает, как вспоминает обо мне, как... раскаивается! Я думал, она умрет с горя. И окажется в королевстве Наруми, потому что я - ждал ее там. Нет, конечно, потом я бы и в сторону ее не поглядел, ведь мне было бы уже все равно, есть она или нет - даже находись она рядом, проси прощения, заливайся слезами, хватай меня за руки! Мне было бы на нее нап-ле-вать. Так же, как и ей на меня до этого. И от моего наплевательства мне, думаю, было бы здорово и приятно.Ты-то ведь понимаешь, о чем я, да? Юки-чи, - не открывая глаз, доктор улыбнулся. Хазама сглотнул: до сих пор он как-то не задумывался о том, до чего страшной бывает улыбка, над которой не видно выражения глаз. И он впервые видел, как могут улыбаться люди от...
Очень сильной боли.
- Ты ведь хорошо знаешь, Юки-чи, как это здорово - когда все плохое, что тебе сделали, люди получают потом обратно и сполна?
Юки утвердительно кивнул, Хазама отрицательно качнул головой. В результате движение у них вышло каким-то болгарским.

Юки Теруми (30.10.2013 20:22)
- Ты ведь хорошо знаешь, Юки-чи, как это здорово - когда все плохое, что тебе сделали, люди получают потом обратно и сполна?
Юки утвердительно кивнул, Хазама отрицательно качнул головой. В результате движение у них вышло каким-то болгарским.
- Н-не переживайте все же... Я н-надеюсь, король Наруми не допустит... чтобы с вами случилось что-то настолько ужасное...
Рука Хазамы сама по себе утешающе провела по волосам Киккури. Тем самым, об которые недалече как утром Юки вытирал ноги.
"О боги, о чем ты вообще говоришь? Он уже это допустил. Разве ты не видишь? Несчастный доктор обречен. Потому что таков мир творца-короля и таковы его законы", - расставил все точки над i Юки. Словно вогнал метательные ножи один за другим в мишени, - "Никто не придет утешить короля, когда с ним случится новая истерика. Никто не придет лечить неудачника-доктора, который не может вылечить сам себя. Значит, вот ЭТО - альтернатива нормальной естественной человеческой смерти в том сумасшедшем мире? Какое же это... уродство. Каким надо быть психом и уродом, чтобы такое выдумать! ТЕПЕРЬ, я надеюсь, ты ПОНИМАЕШЬ, КУДА ты попал?!
... ПОСТОЙ-КА".

Юки Теруми (30.10.2013 20:23)
Вопли Юки стихли так же внезапно, как и начались. Тишина между ними зазвенела сродни предгрозовой.
"Что он там говорил? До этого? Про... способы попасть в их грёбаный мир глюков и фантазий? А?"
Сжавшийся на диване Хазама попытался мысленно вернуться в самое начало рассказа Киккури.
"Способ первый - ты умираешь".
"Способ второй - ты умираешь".
Осознание сказанного начало выстраиваться постепенно, возводя массивные ступени к некому алтарю. И Хазама предчувствовал, что ничего хорошего он на этом алтаре не обнаружит, но...

Юки Теруми (30.10.2013 20:23)
- Значит, я, по идее, тоже должен был... умереть.
Первая ступень оказалась пройдена.
- Но в тот раз... на заднем дворе бара..., - Хазама потер лоб, - В общем, это не было похоже на естественную смерть...
Вот и вторая позади.
- Значит... меня убили. Кто-то убил.
Третья осталась за спиной. Хазама поднял глаза на Киккури.
- Вы. Чтобы доставить меня к своему королю, вы убили меня, доктор Киккури. Нет-н-нет, я, конечно, вас ни в чем не... подозреваю...

Юки Теруми (30.10.2013 20:23)
Хазама затрясся. Чужая злоба чужой воли неслась по его нервам не хуже электротока. Глаза уже наверняка заволокло вихрем золотых искр, зрачки вертикально пересекли радужки, как обнаженные кривые клинки.
В этот момент он бы рад был схватить Юки за руки, удерживать его, вцепиться в ножи, рукоятки которых сейчас уже приплясывали в руках. Но даже дрожа от неописуемой злости Юки промахивался ими очень редко.
"Нет-нет, подожди, ну послушай, это мог быть и не он, ты лучше вспомни, какую жизнь ты вообще вел в этом "Трижды платящем", ты мог с кем-то повздорить в тот вечер и случайно нарваться на чужой нож, тебя могла убить передозировка, в конце концов, слышишь, мы же ничего точно не зна...".
С тем же успехом можно было попытаться остановить несущийся с гор оползень.

Юки Теруми (30.10.2013 20:24)
"Не подозреваю - УТВЕРЖДАЮ это. Три удара. Ему хватит трех ударов. Классика - шея-солнечное сплетение-сердце. По законам этого мира он захлебнется кровью, а даже если и не получится - я изрежу его на ленточки и потом, когда сгорю, - швырну под ноги их повелителю, пусть сплетет из них коврик ОН УБИЛ МЕНЯ СВОЛОЧНОЙ УБЛЮДОК ЭТО ОН МЕНЯ УБИЛ!!!"
- ... простите, что заставила ждать вас, надеюсь, вы не скучали здесь? - раздался в комнате вдруг женский голос.


Юки Теруми (31.10.2013 14:17)
Ис-кор-ка...
Юки вздохнул. Невовремя, она всегда и всюду приходила невовремя. За двадцать лет кое-что совсем здесь не изменилось. Юки не мог ткнуть ножом разноцветного придурка в ее присутствии. Потому что... потому что... Потому. Что. Да. В "Трижды платящем" существовали правила, и над теми, кто "принадлежал" бару, они были сильнее любого самого строгого закона и морального устоя. Помимо "никаких имен", эти правила гласили также "никаких разборок в помещении - по крайне мере, доходящих до убийства". Для вас, господа грызущиеся, есть улица, подальше от бара. На крайний случай, есть задний двор - если умеете сделать все тихо и не привлекая внимания полиции. Конечно, репутация у "Трижды платящего" и так была уже чернее ночи в самой грязной подворотне (благодаря коей, впрочем, туда многие и приходили), однако из одних только слухов Папе "Крису" еще не слепишь полноценного обвинения и не потащишь в суд, так?

Юки Теруми (31.10.2013 14:18)
Искоркой их отношения оценивались, наверное, как довольно натянутые, самим Юки - как довольно блеклые. Он держал Искорку за набитую дуру, хоть и красивую - для кого-то - куклу. Иногда, от скуки он делал ей больно - словом ли, делом, - но до того, чтобы разрушать ей жизнь или отнимать последнее... Нет, дела не доходило. Искорке не за что было мстить, да и не стоила она, по большому счету, таких его усилий. Сама Искорка побаивалась его ножей, называла Юки психопатом и наверняка презирала его, где-то в глубине души, как любой психически здоровый человек. Однако видя паренька с черного похмелья, или трепыхающегося между двумя мирами - реальным и наркотическим - и терзаемого злыми кокаиновыми "белыми феями", или же снова побитого, или просто не в настроении, оттого что он получил очередной нагоняй от Папы - Искорка всегда его... жалела.

Юки Теруми (31.10.2013 14:18)
Нет, Юки не нуждался ни в чьем сострадании, ни в коем случае. Но в сострадании нуждался Хазама. О котором, конечно, никто в "Трижды платящем" не знал-не ведал, иначе остаток своих дней они оба провели бы в психиатрической клинике. Поэтому ласковую руку Искорки отпихивать в тяжелые моменты не стоило. И Юки, скрепя сердце, отправлял такие подачки своему альтер-эго. Просто чтобы в следующий раз, когда что-то понадобится ему, Теруми, - Хазама был посговорчивее.

Юки Теруми (31.10.2013 14:18)
К тому же, Искорка его не убивала. Не затаскивала обманом в чужой мир, не держала там взаперти и не водила за нос.
Между тем комнату, над которой Киккури до прихода Искорки бился так упорно (очевидно, дверь не поддавалась его ментальному "Сезам откройся!"), ему все же отперли. Стоит отметить, что с доктором творилось нечто странное уже с самого момента появления в квартирке "Кэнди". С каждым несделанным глотком чая, каждой его странной просьбой женщине, каждым его криком на нее, каждым ударом - резиновая улыбочка, натянутая на рот Киккури, слетала все больше. И в глазах все больше разгорался блеск, принадлежавший самому настоящему психу. Мыльная драма, разворачивающаяся на глазах у Юки, постепенно близилась к своей закономерной развязке: теперь даже вконец отупевшая от каждодневных сериалов домохозяйка поняла бы, что перед ней в ролях - не муж и жена. Не брат и сестра. Даже не неудачливые любовник и любовница. А непутевая мамулька и сыночек из преисподней... ну, или что еще там выдумал этот их король. Создать место, в котором многие чувствовали себя, как в раю, и только лишь совсем немногие - как в настоящем аду, мог только совершенно больной и извращенный мозг. Данте с его Лимбом из "Божественной комедии" с таким даже рядом не стоял.

Юки Теруми (31.10.2013 14:18)
Юки не был в курсе, как обстояли дела до его появления в "Трижды платящем" и знакомства с Искоркой - однако при нем она ни разу даже не заикалась о каком-то своем сыне. Да и Теруми, скорее всего, не поверил бы ей все равно.
Однако Киккури походу доорался - до прихода охранников. Хотя толку от них было мало. Услышав от Киккури фразочку "А у нас тут все в порядке!", хотя он едва ворочал языком, выговаривая ее, шкафоподобные амбалы сразу ему поверили, покивали, словно два китайских болванчика, и потопали вниз, комично переваливаясь на ходу и бормоча строчки из песенки Твидл-Ди и Твидл-Дама.

Юки Теруми (31.10.2013 14:19)
- П-пожалуйста... Уходите оба..., - всхлипывала Кэнди, прижимаясь к его груди, - Не знаю, что за ангелами возмездия вы себя возомнили и откуда ваш брат знает о моем сыне, да только... Да только н-ничего вы не знаете! Не знаете о том, сколько я страдала с тех пор! Сколько раскаивалась! Сколько сожалела!... Даже наказаний и боли человеку в жизни бывает достаточно, понимаете? Дос-та-точ-но! Нельзя посылать ему больше того, что он может вынести!...
Определенно, плечо Юки было не лучшим и не самым удобным местом для того, чтобы на нем плакать. Хазаме бы сказать ей: "Перестань, ну же, маленькая, глупенькая Искорка, тебе ничего не грозит, я попробую убедить моего несчастного и чокнутого брата, чтобы он не причинял тебе вреда...". Душевного же благородства Юки Теруми хватило на брошенное слово "Отцепись" и на то, чтобы не особо бережно отодвинуть женщину от себя.
- Готово, - перед Юки показался Киккури, на руке которого теперь недоставало указательного пальца и из раны сочились все те же черные смолообразные... выделения, - Тащи ее в спальню... Я должен... должен с этим разобраться...

Юки Теруми (31.10.2013 14:19)
Юки кинул взгляд на несчастную женщину, которая теперь ни всхлипнуть, ни пикнуть не смела. Только стояла, вжимаясь в стену и жалея, наверное, о том, что не может туда мгновенно вмуроваться, прижимала сложенные руки ко рту и во все свои огромные от ужаса и слез глаза смотрела на... своего сына, как если бы он и впрямь был чудовищем из самой преисподней.
- Чего ты мешкаешь! Нет у меня на твои мешканья времени, понимаешь! - крикнул Киккури, хватив ладонью по стене, - Ты должен мне помочь!
Юки перевел взгляд на доктора. Затем усмехнулся. И шагнул вперед, загораживая сжавшуюся Искорку и занимая, сколько смог, дверного проема.

Юки Теруми (31.10.2013 14:20)
- Ах, я тебе что-то доооолжен, цветастая ты тварь, - заговорил Теруми, - После того, как ты убил меня и приволок в ваш мир - я, оказывается, тебе что-то должен, кривляющийся ты ублюдок. Ошибаешься, разлагающаяся ты скотина. Если я кому чего и должен из присутствующих - то только себе. Ты пришил меня на заднем дворе, словно какого слепого котенка, а теперь просишь о помощи?!
Искорка за его спиной была близка к обмороку. Боже правый! Да что не так с этими двумя? Один стоит цел-неврeдим и говорит что-то про то, что его убили... второй вламывается в комнатку ее сына, а потом набрасывается с непонятными обвинениями... Если она выберется из этой дурной истории живой - обязательно скажет Папе, чтобы проверял новичков на наркотическое опьянение при входе в бар. Теперь в "Трижды платящем" не любят не только геев, но и укурков.
Таких, как вот они!

Юки Теруми (31.10.2013 14:20)
- С нашей первой встречи у меня руки чешутся вогнать тебе в печень финку, ты знаешь? Однако... после всего того, что ты мне тут о себе рассказаааааал..., - протянул Теруми, - У меня появилась идея получше.
Быстрое отработанное движение - и оба ножа наизготове, на уровне сердца и солнечного сплетения противника; держали их крепко, но в расслабленных руках.
- Можешь сам на них кинуться, - бросил Юки, - Развлеки меня, Семицветик. Мне, знаешь ли, так ОХРЕНЕННО ИНТЕРЕСНО посмотреть, что же с тобой после этого случится: может, законы вашего мира и нашего мира впечатаются друг в друга и тебя расплющит под их прессом? Может, появятся ангелы и понесут юного мученика на руках в настоящий рай, а не в нафантазированный каким-то идиотом? Может, появятся черти и потащат тебя в ад, как когда-то ты потащил за собой другого человека? Ну, а может, не приключится ни того, ни другого и ни третьего, и мы с тобой просто снова окажемся в том шизоидном королевстве, и ты таки превратишься в ветошь, которой будут чистить тротуары, посыпанные золой... Даже не знаю, что доставит мне больше удовольствия - твоя смерть или твоя дальнейшая... ахахах, "жизнь"!

Юки Теруми (31.10.2013 14:20)
Искорка слабо вскрикнула, увидев ножи в руках Юки. Эти складные финки-"бабочки", похожие друг на друга, которые изготовлялись целыми партиями, которыми... ей когда-то угрожали, пусть в шутку, но в шутку на редкость безумную - она узнала бы везде.
- Тыыыыы?... - женщина подалась вперед, всматриваясь в незнакомое лицо, делая над собой невероятные усилия в попытке преодолеть барьер своего же узнавания и понимания происходящего, - Откуда у тебя...
Часы в гостиной пробили, кажется, одиннадцать.
- Не мешкай, Киккури, - Юки усмехнулся и перехватил ножи поудобнее, - У тебя нет времени на мешканья. Такой шанс выпадает раз в... сколько, ты там говорил, тебе лет? Раз в две тысячи лет. Ты уверен, что дождешься второго такого?

@темы: не закрыто, закрыто, асечное, Юки Теруми, Кэтти, Искуны